Как отличить настоящего духовного пастыря от религиозного управленца? В каких случаях возможен тайный монашеский постриг? Как привести своих близких к Богу? На вопросы прихожан отвечает протоиерей Валериан Кречетов.

– Бездетность – это наказание или испытание для женщины? Как смиряться и не впадать в уныние? 

– Деторождение всегда было благословением Божиим, это – назначение супружеской жизни. Однако сегодня трудно сказать, что может послужить наказанием человеку. Ведь он может не иметь детей и как-то трудиться ради Бога. А может иметь детей, которые спиваются, становятся наркоманами и т.д. Детей вырастить очень сложно. Поэтому нужно исходить из воли Божией. Если Богу угодно, Господь даст ребенка, поможет вырастить, пропитать. А если нет – мы не знаем почему. Ведь известна история декабриста Кондратия Рылеева: когда он в детстве умирал, мать молилась о его выздоровлении. И ей было предсказано, что ожидает сына – Ангел показал ей виселицу. Все так и произошло. Поэтому лучше помолиться и положиться на волю Божию. А что касается всяких современных приемов… Знаете, у нас выращивают одного ребенка, а полтора миллиона в год убивают. Очень страшно. И медицина не совсем тем иногда занимается. Мы знаем не один пример – Иоакима и Анны, Захарии и Елисаветы – когда детей долго не было, но Господь в конце концов посылал. Да каких! 

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

Я думаю, что не стоит рассматривать бездетность как наказание, потому что и болезни – не всегда по грехам… Когда ученики Христа встретили слепорожденного и стали спрашивать: «Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин. 9:2–3).

– Мужчина женат первым браком в ЗАГСе, пара не венчана. Затем они развелись, вне брака у него родились дети. Если он захочет стать священником – ему необходимо принять целибат или монашество? Может ли он жениться второй раз на матери своих детей? Второбрачие для священников не допускается? 

– Необязательно всем быть священниками, это очень ответственно. Где в жизни столько наворочено, может, и не стоит стремиться в священство? Вообще второбрачие здесь не допускается. При заключении второго брака читается молитва: «…зане зноя и тяготы дневныя, и плотскаго разжжения не могущее понести во второе брака общение сходятся». Ну, не всякий может понести, и не все бывают священниками. Если Богу служить – пожалуйста, монашество. 

– Как можно привести в храм детей, если, с одной стороны, они ходят в музыкальную школу при церкви, в которой читается Закон Божий, церковнославянский язык. Но, с другой стороны, мамы и бабушки запрещают им молиться утром и вечером с папой и ходить с ним в церковь по воскресеньям? 

– Это папа спрашивает, видимо. Вообще, я думаю, все-таки можно выбрать какое-то время и сходить в церковь. Хорошо уже то, что дети при храме, слушают Закон Божий, слава Богу. 

В приходе моего отца, Царство ему Небесное, была семья, где и мама, и бабушка тоже выступали против Церкви. А прабабушка была верующей, к ней детей иногда привозили, она их видела, может быть, несколько раз в году. Но, самое удивительное – результат общения с прабабушкой. Когда ребенок однажды крестил подушечку, бабушка спросила: «Что это ты там делаешь?» – «Подушечку крещу». – «А ты Бога-то видела?» Девочка посмотрела так и говорит: «А мы Его недостойны видеть». 

О Боге не нужно забывать. Господь может привести человека к Себе Своими путями: и ребенка, и через ребенка. 

– Если находишься под руководством людей, действия которых не соответствуют заповедям Божиим, то до каких пределов должно доходить смирение и послушание этим людям? 

– Против Бога и против нравственности поступать не следует, кто бы тобой ни руководил. Но бывают ситуации, когда, например, требуют определенные финансовые отчеты. Как раньше говорили: если в торговой сети люди работают несколько лет, их нужно периодически всех сажать. Но это уж очень круто – ведь мы сами в чем-то другом согрешаем, но стараемся исправиться. Так и в данном случае. Хотя слушаться в плохом, конечно, нельзя никого вообще. 

– На пути самоуничижения перед Богом своего падшего духа и сокрушения сердца как не перейти грань, за которой стоит умаление личностных достоинств, данных человеку Богом при рождении души? 

– А ее не перейдешь никогда. Личные достоинства, если они в Боге, не умалятся. И если нужно, Господь восставит человека, укажет на его личные достоинства. Мы имеем классический пример – Иоанна Дамаскина, который был визирем багдадского халифа, поэтом, писателем. Его смирили так, что запретили писать. Тогда Матерь Божия явилась и сказала: «Не закрывайте источник». Нам, конечно, ничего подобного не грозит – какие у нас достоинства? Ну, некоторые какие-то там работы пишут, например, искусствоведческие, может, кто-то их прочтет, послушает, а потом – забудут.  Специалисты посмотрят, а больше никто. Говорят: «Вот он развернулся, осуществился». Ну и что он совершил? Если при этом семья разрушилась, какое тут осуществление? Прахом все пошло, ничего это не стоит. 

– Как отличить настоящего духовного пастыря от религиозного руководителя и управленца?

– Я когда-то с таким вопросом на Афоне обратился к старцу и услышал ответ Паисия Святогорца. Он, знаете, звучит очень серьезно: «Духовным отцом может быть только тот священник, который готов за своих духовных чад пойти в ад». Конечно, такой тест не всякий пройдет, мы начинаем раздражаться, где уж там в ад… Как отличить духовного пастыря? Время показывает: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:20). У нас, правда, быстро очень присваивают звание духовных отцов. 

Да, исповедоваться можно, но духовное руководство – это вещь значительно более сложная. Когда-то я спросил отца Сергия Орлова: «Батюшка, как мне быть в отношении духовных чад?» Он говорит: «Все складывается постепенно. Кто станет ходить постоянно, тот и будет чадом». Время все решает.

 – Имеет ли право человек на постоянное внутреннее уединение с Богом, если у него нет желания принимать участие в общей церковной жизни, или это – признак гордыни? 

– С Богом может быть любой человек в любом состоянии. Чем ему мешает участие в церковной жизни? Вы знаете, я слышал, что был швейцар в ресторане, который творил умную Иисусову молитву. Антонию Великому было сказано: «Антоний, ты сравнялся по благочестию с сапожником в Александрии». Так что даже сапожное дело не мешает уединению с Богом, а тем более общая церковная жизнь. 

– В чем суть благословения? Что это – утверждение принятого человеком решения, указание, совет, наставление?

– Свои соображения по поводу того, как поступить, человек может иметь, но они не должны быть окончательными. Отец Алексий Мечёв учил размышлять, к нему приходили, задавали вопросы, а он спрашивал: «А ты как думаешь?» Так-то и так. Он говорил: «Ну что ж, можно, пожалуй, и так». И благословлял. А иногда говорил: «А, может, лучше вот так?» Некоторая самостоятельность и может, и должна быть. Но у нас-то обычно приходят: «Батюшка, благословите, я уже взял билеты». Куда ж деваться? Сдавать билеты, что ли? Хотя иногда приходится. 

Я думаю, благословение требуется в серьезных вещах, при смене работы, например. Помню, когда-то отец Всеволод Шпиллер сказал: «Конечно, нужно послушание. Но не так – благословите открыть форточку, благословите закрыть форточку».

А вообще благословение как бы проверяется жизнью. Потому что иногда что-то делаешь по благословению, а не получается. Человек может благословить, а Господь судит по-иному. 

Очень важно еще и состояние вопрошающего. В Ветхом Завете сказано: «Еслиприступишь к пророку с сумнящимся сердцем – пророк ошибется». Господь говорит: «Я его прельстил». То есть многое зависит еще от того, кто вопрошает, и от того, кто благословляет. Но все равно брать благословение нужно. 

– Нужно ли разбираться в причинно-следственных связях своих грехов, выстраивать так называемое «древо греховности»? Надо ли устанавливать, какие грехи основные, а какие являются следствием главных греховных составляющих падшей души? 

– Это непросто. Обычно есть какая-то причина; иногда она в свое время открывается, а если нет – может, не стоит особенно копаться. Нужно в настоящий момент стараться не грешить. А остальное постепенно Господь откроет – что и как было, как нужно. Помните слова Спасителя, сказанные Петру? «Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин. 13:7). Из того, что происходит сейчас, многое мы начинаем понимать только спустя какое-то время. 

– Брать на себя роль крестного отца – большая ответственность? Сколько может быть у человека крестников? 

– Да, ответственность большая, духовное воспитание сейчас бывает очень сложным – потому что практически нет общения. У кого есть возможность, конечно, следует подойти к этому делу более серьезно. А уж если нет, тогда придется уж как-нибудь – молиться прежде всего, просить помощи Божией. Не обязательно ведь часто и много говорить – иногда и отдельные слова могут подействовать. Я знаю такой пример, когда человек решил расписаться, а крестный говорит: «Если ты не венчаешься, тогда не называй меня крестным. Как я за вас отвечать буду?» И это сработало. Родители не могли его уговорить, а крестный сумел.

– В храмах принято на службах в правой стороне стоять мужчинам, в левой – женщинам; к святыням после священнослужителей и братии прикладываются дети, мужчины и уже после них – женщины. Чем это обусловливается? Почему в современных храмах настоятели все меньше уделяют этому внимания? 

– Все это очень хорошо, у старообрядцев до сих пор существуют такие правила, у грузин, кстати, тоже. Введено это для того, чтобы перед тобой не стояла женская фигура, чтоб не отвлекаться от молитвы – по немощи нашей. Но в современной жизни часто не поймешь – мужчина это или женщина. Конечно, порядок все-таки желательно соблюдать.

– Сейчас многие женщины, в том числе христианки, не хотят иметь много детей. С большим удовольствием отдают себя учебе, работе, творчеству, даже во имя Церкви.

– Вообще женщину спасает чадородие. Так сказано в Писании: «Спасется чрез чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием»(1 Тим. 2:15). И это неизменно. Хотят или не хотят… Нужно жить в браке как подобает, стараться, а детей – сколько уж Бог даст. Может ведь и не дать. А потом, если даст, кто из них вырастет? Некоторые умирают…

Вот у одной женщины был сын, муж попал в тюрьму, какие-то неприятности, в общем, грозил аборт – но она одумалась, и я потом крестил обоих детей. Через некоторое время сын был послан в Афганистан и погиб. Так эта женщина говорила: «Если бы я не оставила второго ребенка, то с ума бы сошла». 

Когда больше детей, их легче воспитывать – это точно совершенно. Поэтому здесь нужно полагаться на волю Божию. Во имя Церкви? Можно спокойно иметь детей и служить Церкви.

– Как искать духовного отца, на что обращать внимание, как не ошибиться в поиске спасительного пути? 

– Самое главное, нужно опять же молиться, просить, чтобы Господь послал. А уж когда пошлет, тогда слушаться. Потому что мы про себя-то не знаем ничего, что уж про другого говорить. Тем более про духовного отца. 

– Как нам современным грешным христианам встретиться с Божией Благодатью, узнать волю Божию о себе? 

– Встретиться с Божией Благодатью – в храме. Нужно в церковь ходить, чем чаще, тем лучше – конечно, не в ущерб остальному. Воскресные службы, праздники – посещать обязательно. А воля Божия открывается постепенно. «Когда небо молчит, не надо ничего предпринимать», – так мне архимандрит Иннокентий (Просвирнин) говорил. Как-то это проявится. 

– Как избежать и уменьшить рассеяние ума на молитве? 

– Нужно чаще молиться, молитва должна быть непрестанной. Священномученик отец Сергий Мечёв говорил: «Кто молится только тогда, когда встает на молитву, тот никогда не молится». А епископ Михаил (Грибановский) отмечал длительность нашего православного богослужения – тем оно и замечательно: стоишь, стоишь, хоть когда-то, но сосредоточишься. А то не успел прийти – служба закончилась. Отец Сергий Мечёв говорил, что «не парительно» молятся только Ангелы. Человеку – это особый дар, особое состояние, не постоянное. Преподобный Серафим предал Богу дух на молитве: душа устремилась к Богу и ушла из тела. Это особое состояние соединения с Богом, блаженная кончина… 

– Духовник благословил на ночную молитву. Как молиться ночью? По четкам ли только? Что читать? Нужны ли земные поклоны? 

– Вообще, конечно, ночью молиться хорошо – тишина, благодать. Весь Афон молится ночью. Что читать? Ну, это как благословят. Вас же благословил духовник, вот его и спрашивайте – он должен точно сказать. «Спасение, – как говорил отец Сергий Мечёв, – во многом совете, но не в совете многих». А я недавно услышал такое изречение: один наставник – спасение, два – неразбериха, а три – погибель. Поэтому я не буду причислять себя к числу тех, кто станет вам советовать: спросите у духовника. Что касается четок, то они для того, чтобы дисциплинировать человека. Потом, когда уже входишь в молитву, четки – необязательное условие, потому что главное – чтобы молились сердце и ум. 

– Некто имеет желание принять тайный монашеский подвиг. Какие дадите советы такому верующему?

– Ну что ж, это очень просто. Внутренне нужно отходить от мирского. Потому что сам постриг – это внешняя сторона, хотя благодатная, естественно. Но главное – внутреннее делание. Как я вам сказал, был швейцар – творец умной молитвы. Я лично знал духовное чадо отца Тихона Пелиха – полковника, заведующего кафедрой, профессора, который был в тайном постриге.

Это внутреннее состояние. И оно возможно с помощью Божией. Как возможно? Это нужно стараться. Во-первых, непрестанно молиться. Во-вторых, для мира умереть: чтобы все это есть, и его нет. Нужно этот строй душевный все время сохранять, с ним ходить и просить помощи Божией, конечно. Люди находились в таком устроении духа, что внешние обстоятельства на них почти не влияли. Я слышал потрясающий пример духовной умиротворенности, такой преданности воли Божией: один священник во время допросов засыпал. Я вам скажу, если Господь посылает такой душевный мир, совесть тебя не обличает – иногда засыпаешь, когда ругают. Это вполне возможно с помощью Божией. 

– А когда хвалят?

– Это сложнее. Кто не обижается на оскорбление, тот великий человек, а кому не прельстит похвала – тот святой человек. «Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай…» Там по-светски сказано – «глупца», это уже не христианское. Это совсем другое устроение, не духовное. А опасности – именно в том, что ты произвел что-то особенное. От этого-то с хвостиком, у которого рожок вверх торчит, очень сложно избавиться, без помощи Божией – невозможно. Но нужно смиряться; сказано, что смирение проходит через все сети. 

– Как верующему из мегаполиса жить «аки в пустыни», абстрагируясь от мира, который лежит во зле? 

– В мегаполисе можно спокойно жить внутренне. Замечательное, кстати, сейчас появилось средство – автомобильные пробки. Я считаю, нужно распространить, распечатать информацию о том, сколько Иисусовых молитв заменяют вечерню, повечерие, утреню… В этих пробках можно всю службу суточную совершить! Но вообще можете не волноваться, не думать, вечернюю или повечерие исполнить – просто молитесь, непрестанно молитесь. Я думаю, что эти возможности посланы нам для спасения. Потому что, во-первых, требуется терпение, а во-вторых, есть случай молиться. Причем, вы знаете, у нас, бывало, все больше белые платочки – старушки – ходили в церковь, иногда, правда, поболтать. А сейчас устроение к монашеству, поэтому женщины не в белых платочках, а в черных иномарках (это монашеское одеяние у них такое, металлическое, правда). А дальше молитва должна быть – у мужчин и женщин в черных иномарках. Так что возможность монашеского подвига есть. 

– Есть вечные неофиты, десятки лет ходят в храм, но остаются все на том же новоначальном уровне. Почему? 

– Потому что для того, чтобы продвигаться, нужен какой-то личный подвиг. Это как, знаете, есть вечные студенты. Вот из вечных студентов, видимо, и получаются вечные неофиты. 

– На какие дела следует себя нудить, чтобы бороться с завистью и с тем, что нет любви к людям? 

– Обычно завидуют тому, чему и не стоит завидовать. Духовным каким-то совершенствам? Но святитель Василий Великий говорит: «Зависть – это чувство, которое не дает удовлетворения». Допустим, чревоугодие: объелся – о, нормально! А тут все чего-то не хватает: чем вокруг лучше, тем хуже. Завистники – это несчастные люди, самомученики, потому что сами себя мучают. А проще смотреть на это так: у кого-то что-то есть – ну и хорошо, а если у тебя будет – ну и что дальше? «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26).

Что касается любви к ближнему, нужно помнить, что любовь к человеку без любви Божией есть самолюбие. Именно постоянное обращение к любви Божией возгревает любовь к ближнему. Ведь Господь любит каждого, мы и живем здесь потому, что Он дает нам жизнь. Но это постепенно, любви надо просить. А завидовать ничему не нужно, это пустое и ничего не дающее завистнику дело.

Записала Ольга Каменева

Справка
Протоиерей Валериан Кречетов – почетный настоятель храмов Покрова Богородицы и Новомучеников и Исповедников Российских в с. Акулово Московской области.

Комментарии закрыты