Какие знания необходимо передать подрастающему поколению?

У каждой эпохи свои знания и умения. Однако даже самые просвещенные люди в любую из эпох принимают за истину бесчисленные заблуждения и предубеждения. В чем причина? На этот вопрос шутливо, но точно ответил Козьма Прутков, сказав: «Специалист подобен флюсу». И действительно, зная многое в узкой области, хороший, но узкий специалист в силу своего одностороннего умственного развития часто не замечает самоочевидного и становится полным профаном в смежных областях. В этом не было бы особой беды, если бы мы всегда помнили и о своем неведении, и о границах доступного нам знания.

Но этой способностью обладают немногие. Поэтому не стоит удивляться, когда видный ученый, к примеру, публично демонстрирует свое непонимание и неприятие какой либо сферы искусств или столь же демонстративно повторяет бредовые суждения о «религиозном дурмане», почерпнутые им из школьной программы 30-х гг. прошлого века. Именно тогда религиозная вера в нашей стране приравнивалась к государственному преступлению, а духовенство физически истреблялось.

Сегодня воинственно-атеистическое затмение умов уходит в прошлое. Но ограниченность умственного и духовного развития общества остается как трудноизлечимая социальная болезнь. Об этом свидетельствует, в частности, непрекращающиеся попытки чиновников от образования свернуть к минимуму гуманитарную составляющую учебных программ. Поэтому выпускники школ не только не знают Закона Божия, как и их родители, лишенные в детстве и юности права на духовное просвещение, но, в отличие от старших поколений, зачастую мало осведомлены в области отечественной истории и родной литературы, а русским языком владеют так, как будто выросли в изоляции от родины. В результате, чем дальше идет образование по пути «урезания» гуманитарных предметов и узкой специализации, тем меньше остается шансов, что даже среди блестящих интеллектуалов будут встречаться широко образованные люди.

В какой-то степени этот дефект устраняется традиционным университетским образованием, которое с древних времен было ориентировано, во-первых, на усвоение студентами широкого спектра фундаментальных знаний, во-вторых, на привлечение к преподаванию ведущих ученых, представляющих разные области науки, и, в-третьих, на свободный выбор студентов, имеющих право самостоятельно в процессе учебы выстроить программу собственной специализации. Таким образом, студентам открывается горизонт знаний, недоступный даже их педагогам.

Экскурсия в музей изобразительных искусств

Экскурсия в музей изобразительных искусств

Правда, при такой системе подготовки многое зависит от самого молодого человека. Настоящие знания, необходимые для полноценной жизни, люди, имеющие необходимую базовую подготовку, всегда обретали сами, в процессе самообразования, и пополняли в течение всей жизни. Замечу, что в идеале самообразование не исключает, а предполагает получение системного образования. Кроме того, есть знания, которым нельзя научить, но которым можно научиться, если есть живые образцы, подлинные учителя.

Найти своего учителя – это в образовании столь же важно, как найти свое призвание. Среди моих любимых учителей, к примеру, был профессор Роман Робертович Гельгардт – немец по отцу, но русский по духу. Он был выдающимся ученым, посвятившим свою жизнь филологии, я же впоследствии выбрал другую науку, но именно его тип мышления, его отношение к научному творчеству, к России и жизни стали для меня образцом.

Для чего нужно образование?

Ответ кроется в самой природе человека. Еще Аристотель сказал, что все люди от  природы стремятся к знанию. И действительно, с чего начинают дети познавать мир? С вопросов. А сама способность их задавать себе и другим – это самое ценное знание, каким обладает человек, поскольку вопрос или проблема – не что иное, как знание о собственном незнании. Известный парадокс «чем больше я знаю, тем меньше я знаю» может быть легко переформулирован так, чтобы в нем не было парадокса, а смысл сохранился. В этом случае фраза должна звучать так: чем больше я знаю, тем шире круг проблем, доступных мне. Не случайно говорится: правильно поставить проблему – наполовину ее решить! Поэтому ребенок и гений очень похожи между собой: если первый получил от рождения удивительный дар знания о непознанном, то второй просто не потерял этой способности.

Хорошее образование нужно, во-первых, хотя бы для того, чтобы понять, зачем оно нужно именно тебе, а во-вторых, чтобы сохранить способность удивляться и спрашивать. К сожалению, у большинства из нас именно образование эту способность убивает. И дело не столько в качестве обучения, сколько в недостатке воспитания и в нас самих: человек слишком подвержен гордыне, которая мешает образованным людям признаться в том, что они многого не знают или не понимают. Так гибнут дарования, таланты, способности, данные человеку от Бога. Чтобы обнаружить их и взрастить, приходится не только постоянно учиться и переучиваться, но и отдавать полученное обществу. В Первом Послании апостола Петра говорится: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной Благодати Божией» (1 Пет. 4:10). Если так подходить к определению цели образования, то все становится понятным: образование – это ключ, который позволяет открыть таланты в себе и в окружающих.

Но таланты – щедрый дар, данный как залог того, что получивший его сам станет щедрым дарителем, а не скупцом, хранящим свои сокровища. Апостол Павел и эту мысль выразил предельно ясно: «При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. …Благодарение Богу за неизреченный дар Его!» (2 Кор. 9:6–7, 15).

Перед лицом смерти образованные и необразованные равны?

Смерть действительно уравнивает всех. Но страшна не смерть, поскольку все смертны и все смерти подвластно – и люди, и цивилизации, и даже знания. Страшна духовная гибель, ибо есть жизнь вечная, но далеко не каждому дано ее обрести. Именно об этом говорит Новый Завет:«Возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23).

Научные знания нужны только для земной жизни, которая так же скоротечна и тленна, как многие из научных истин. Знания устаревают иногда быстрее, чем стареют те, кто их производит. Смена парадигм в науках (парадигмы – это образцы научности) подобна смене поколений: она происходит или со сменою эпох (например, технологических укладов), или с появлением новых открытий и изобретений, меняющих общую картину мира, или с уходом из жизни и памяти поколений былых властителей дум. Поэтому человеку нужны не только постоянно ветшающие профессиональные знания, но и знания, ведущие его бессмертную душу к спасению, а не к погибели.

Научные знания – лишь малая часть знаний, позволяющих человеку адекватно ориентироваться в окружающем мире и открывать в себе самом себя подлинного – внутреннего человека. Поэтому никогда не утратят своей ценности так называемые неявные (вненаучные) знания, в которых закреплен опыт поколений, и, разумеется, то спасительное понимание мира и отношение к жизни и смерти, которое дает человеку религиозная вера.

И мы снова возвращаемся к первому вопросу: какие знания необходимо передать подрастающему поколению? Только вопрос этот придется переформулировать: какие знания необходимо включать в образовательные программы, чтобы передать их подрастающему поколению, принося пользу, а не вред? Задача системы образования заключается не только в том, чтобы заложить в головы учащихся некий образовательный минимум, но и в том, чтобы утвердить в душах и коллективном сознании народа нравственные максимы – представления о долге, любви и служении.

Само слово «образование» означает не только систему обучения. Оно означает, прежде всего, становление, то есть возникновение нового из небытия, будь то становление или образование мира, образование человека и общества, образование знаний о мире и обществе, образование души…

Валерий Расторгуев

Комментарии закрыты