Оценивая события минувшего столетия, редакция журнала «Покров» провела опрос на тему «Что наше государство утратило и что приобрело за прошедшие сто лет?»

Виктор Слободчиков

Виктор Слободчиков

Виктор Иванович Слободчиков, доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, директор Института дошкольного образования РАО
В течение 100 минувших лет два раза через колено ломалось российское образование: один раз в 1917 г., другой – в 1991–1993 гг. И после последней ломки восстановления не происходит: в течение последних 25 лет добивали советскую систему образования. Причем речь идет не об утрате советского образования как такового, а об утрате тех ценностей, которые сохранялись в советской школе, – они сегодня уничтожены почти до основания. А советская образовательная система – это повторение в новой идеологии дореволюционной – российской: советская общеобразовательная школа по своей сути была гимназией.
Главное приобретение за последние 100 лет – освобождение от рабства коммунистической, марксистско-ленинской материалистической идеологии. Вот от этого мы освободились. Но теперь, как говорится, свято место пусто не бывает, поэтому либо должно прийти православие, либо бесы будут заправлять – что и происходит.

Протоиерей Андрей Федоров

Протоиерей Андрей Федоров

Протоиерей Андрей Федоров, настоятель храма Святителя Николая в Новосибирске
Главное, что сохранила Россия за минувшие 100 лет, это веру во Христа. Большевики возродили язычество, то есть безбожие (что философски и по жизни оказывается одним и тем же). И они всему миру продемонстрировали, какова цена возрождения язычества, – миллионы жертв. Самое главное сегодня – не повторить трагических ошибок. Христианство в отличие от язычества не требует человеческих жертв – в жертву Себя приносит Сам Бог. А у человека есть возможность для жизни – творческой, культурной, созидательной. Если мы будем христианами – продолжим развиваться. Окажемся язычниками – опять начнем приносить друг друга в жертву, пока никого не останется.

Невосполнимых утрат в истории нет, потому что у Бога все живы. Больше того, благодаря тому, что мы называем утратами, благодаря новомученикам и исповедникам Российским, у нас сегодня есть возможность ходить в храмы, учить детей, верить в Бога, не опасаясь, что выгонят с работы. Хотя во время гонений, притеснений, может быть, вера была крепче, надежда на Бога – прочнее, а немногие (по сравнению с нашими временами) верующие были настоящей солью земли.

Комментарии закрыты