В прекрасном месте на высоком берегу реки Вятки в центре города стоит древнейший на Вятской земле Спасо-Преображенский женский монастырь, основанный в первой половине XVII века. Были в его почти четырехвековой истории светлые дни, проведенные в трудах и молитвах, были и гонения, которые выпало на долю сестер претерпеть.Монастырьодним из первых пострадал в годы послереволюционных гонений. Сестер подвергли арестам, ссылкам и даже расстрелу. 

Разрушение и уничтожение Русской Православной Церкви началось сразу же после установления советской власти. Декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» содержал в себе жесткие рамки запретов и ограничений для Церкви: она теряла статус юридического лица, лишалась всего имущества. Отныне церкви и монастыри имели возможность «бесплатно» пользоваться своим же имуществом только с разрешения местной или центральной власти. Во исполнение декрета у Церкви сразу же были отобраны 6 тыс. храмов. Вятский Преображенский девичий монастырь пострадал одним из первых. Уже в мае 1918 г. были изъяты его постройки, а в последующем и здания храмов: Преображенского, Тихвинского и Афонского. Разошлись сестры по разным местам, кто к родственникам, кто к знакомым, у кого таковых не было – пошли в храмы. По-разному сложились их судьбы. Некоторые из них отразили судебно-следственные дела, хранящиеся теперь в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области. 

Первое дело было заведено органами ОГПУ в отношении 56-летней послушницы сестры Серафимы (Куклиной). Поводом для ее ареста и содержания в тюрьме послужило письмо к ее подруге, бывшей насельнице монастыря, направленной в 1913 г. в Иерусалим в монастырь Большая Панагия, который находился недалеко от Храма Гроба Господня. В своем письме Серафима рассказала о происшествии, случившемся в ночь на 1 января 1923 г.: на спичечной фабрике «Красная Звезда», встречая Новый год, председатель спичтреста Макаров с рабочими фабрики соорудили чучело Бога Саваофа и взорвали его. Взрывом фугаса несколько человек убило, в том числе и самого Макарова, нескольких ранило.

После закрытия Преображенского девичьего монастыря изгнанниц приютил у себя самый большой храм Вятки – Александро-Невский собор. Поселились в нем несколько насельниц: Дарья (Лопаткина), Александра (Попова), Анна (Кузикова), Марфа (Жгулева). В 1932 г. все они, за исключением Дарьи (Лопаткиной), были арестованы по делу о «филиале Всесоюзной контрреволюционной организации Истинно-православной Церкви». В обвинительном заключении говорилось: «На территории Вятки и прилегающих к нему ряде районов секретно-политическим отделом полномочного представителя ОГПУ была вскрыта и ликвидирована контрреволюционная церковно-монархическая организация «Истинно-православная Церковь», руководимая епископом Гдовским, Иосифом Ленинградским и Виктором Глазовским». О роли сестер в этом деле можно узнать из многочисленных протоколов допроса, в которых говорится, что, беседуя с приходящими к ним крестьянками, они высказывались против советской власти, вели разговоры о том, как поступать верующему, как спасти себя от большевиков. Говорили, что советская власть – это власть безбожников.

Идеи епископа Виктора (Островидова) сестры разделяли всей душой, такие мысли были им близки и понятны. Сестра Александра (Мельчакова) говорила: «Владыка Виктор же в самом начале шел и идет за православие…» Сестра Александра (Попова) признавала: «Я действительно принадлежу к Истинно-православной Церкви и разделяю с ней все действия, в этой части виновной себя признаю…» 

По делу «группы церкви села Русского» были арестованы священник Михаило-Архангельской церкви Аркадий (Вознесенский) и бывшие послушницы Преображенского девичьего монастыря, на тот момент работавшие в церкви: сестра Наталья (Клестова) и сестра Ольга (Шутова). Из следственных материалов следует, что в окрестных деревнях села Русского появилось письмо, где говорилось, что «большевики – безбожники, скоро доведут страну до гибели». Авторство приписывалось духовенству села Русского, в частности сестрам Наталье, Ольге и Анастасии (Глушковой) под руководством отца Аркадия. Сестры, кроме того, ходили по деревням с подписными листами в защиту Церкви. Свидетели говорили, что среди населения отец Аркадий и монашки пользовались большим авторитетом. 

Вятский Преображенский женский монастырь до революции

Вятский Преображенский женский монастырь до революции

Особым совещанием при коллегии ОГПУ 21 сентября 1932 г. сестры Александра (Попова), Александра (Мельчакова), Анна (Кузикова), Марфа (Жгулева) были осуждены по ст. 58 УК РСФСР к ссылке в Казахстан на три года и этапом отправлены в Алма-Ату. Сестра Наталья (Клестова) осуждена к заключению в концлагерь на три года, сестра Ольга (Шутова) после семимесячного заключения по приговору коллегии ОГПУ освобождена из-под стражи.

Сегодня игумения возрожденной Спасо-Преображенской обители матушка София (Розанова) рассказывает, как к ним постоянно приезжают люди. Вот был дедушка, который рассказывал, что в детстве его воспитывала монахиня разоренного Вятского Спасо-Преображенского монастыря Мария (Жгулева). «Я любил ее больше матери», – говорит он. Спустя полгода приезжает пожилая женщина и также рассказывает о том, что в няньках у нее была вятская сестричка. И снова те же слова: «Я любила ее больше матери!»

«Дети ведь чувствуют добро. От них ничего не спрячешь, – говорит матушка София, – а родные бабушки гнали сестер, ревновали, наверно». Такие были они простые, ласковые, мягонькие – сестры дореволюционной обители. За что их было подвергать гонениям?

Сестры, пострадавшие в годы гонений

Десятки насельниц Преображенского монастыря пострадали в годы борьбы против Русской Православной Церкви. Вот некоторые краткие биографические данные сестер, пострадавших за веру.

Сестра Прасковия (Бабинцева), 1880 г.р. «Вела агитацию против снятия колоколов». Арестована 6 ноября 1930 г. Осуждена к заключению в концлагерь сроком на три года. После отбывания наказания вернулась в родное село. Работала уборщицей в школе. Реабилитирована посмертно 31 мая 1989 г.

Игумения Елена (Баранова), на сентябрь 1929 г. – 60 лет. Являлась председателем правления Филейской трудовой артели женщин. Арестована 27 сентября 1929 г. Приговорена к трем годам ссылки в Северный край. Отправлена в Архангельский округ. В июле 1967 г. постановлением Президиума Кировского областного суда приговор от 3 февраля 1930 г. был отменен и дело прекращено за недоказанностью преступления.

Сестра Наталья (Гудина), 1877 г.р. Из обвинительного заключения: «Являлась активной сторонницей нелегальных религиозных обрядов, принимала активное участие в антисоветских высказываниях…» Осуждена на пять лет лишения свободы 20 апреля 1940 г. Реабилитирована 30 мая 1990 г. «за отсутствием состава преступления». 

Сестра Александра (Кошкина), на 1930 г. – 59 лет. По словам свидетелей обвинения, «ходила по деревням продавать иконки и крестики». Виновной себя не признала. Осуждена 5 июня 1931 г. к высылке в Среднюю Азию. Отправлена в Ташкент. Реабилитирована 31 марта 1989 г.

Сестра Мария (Никулина), 1898 г.р. На 1933 г. – санитарка в Вятской горбольнице. Арестована 26 февраля 1933 г. как «член контрреволюционной организации Истинно-православная Церковь». Осуждена к одному году исправительно-трудовых работ за то, что распространяла «провокационные слухи», говорила, что советская власть не прочна, большевики, чувствуя это, откупаются от иностранных капиталистов и отправляют за границу продукты, а иначе их у власти уже не было бы. Реабилитирована 10 октября 1989 г. 

Сестра Анна (Пономарева), 58 лет. Арестована 25 июля 1937 г. Обвинялась в том, что, будучи членом контрреволюционной монархической организации, вела активную антисоветскую агитацию, руководила церковной общиной, распространяла провокационные слухи среди колхозников. Осуждена особой тройкой 29 сентября 1937 г. к расстрелу и конфискации имущества. Приговор приведен в исполнение 14 октября 1937 г. Реабилитирована 30 сентября 1967 г.

Подготовила Наталия Заева

Комментарии закрыты