Афонский старей Анастасий (Топоузис) и исихазме, духовных традициях и о святом Паисии Святогорце.

Об исихазме– учении-действии, направленном на стяжание Святаго Духа и обожение души и тела, – можно много говорить и спрашивать: каково его значение и опыт, приводя аргументы, доказывающие его непреходящую ценность. Исихазм существует на протяжении многих веков, продолжает существовать и сейчас во всем христианском мире. И мы это видим в жизни святых отцов, живущих в исихастской традиции. Можно привести в пример много греческих и русских имен представителей этой традиции – святых отцов, настоятелей монастырей, создателей богословских текстов и житий святых. Это Сергий Радонежский, Григорий Палама, Григорий Синайский и многие другие. Что они оставили? Прекрасную богословскую литературу, которую мы читаем для своего удовольствия? Или образ жизни, духовную традицию?

Отец Тихон, духовный наставник старца Паисия, был русским иеромонахом в великой схиме. Всю жизнь он прожил на Афоне, и только в последние годы у него появился послушник – старец Паисий. Когда старец Тихон начинал Божественную Литургию, он иногда не мог ее закончить. Старец Паисий пел и пел. Вот что значит – настоящая жизнь. Жизнь монаха всегда радость. Если радости в жизни нет, значит, в ней нет никакого смысла.

Афон и Россия, если взглянуть на карту, находятся на большом расстоянии. У нас, ваших единоверных братьев, с одной стороны, есть Россия, которая нам несет надежду, с другой – умытая солнцем благословенная Греция. В духовной жизни мы очень близки, однако и на духовной границе ведется борьба. Это хорошо. Потому что когда мы начинаем ссориться, то тесно соприкасаемся друг с другом, потом примиряемся и идем дальше вместе. Почему? Потому что между нами существует покаяние – величайшая точка исихазма. Наши духовные связи и общая духовность не определяются географическими рамками, но только через вселенскость нашей Церкви, через вселенских святых, объединяющих нас. Православные догматы объединяют людей, находящихся далеко друг от друга.

Монастырь Кутлумуш на Святом Афоне

Монастырь Кутлумуш на Святом Афоне

Дух исихазма, происходящий из афонских обителей, перешел на Россию и явился основой для создания особого русского духа, на основании его и свершались духовные подвиги, их результатами я восхищался сейчас в России. Я не мог сдержать слезы, когда в первый раз приехал в Россию и увидел ваши православные святыни. Благодаря им Русь стала святой. Афонский дух исихазма, как его исповедовали святые отцы, это и есть наши корни. Это и есть старая и новая жизнь – та основа, на которой мы ткем нашу жизнь. Именно на этой основе созидается современная жизнь на Афоне, в Греции, России и во всем мире, исповедующем Христа.

Старец Паисий говорил: все, что делает Церковь, не может быть ошибочным. Я хочу сказать, что тот Бог, в которого каждый из нас верит по-своему и которого он себе по-своему представляет, может не существовать, а Тот Бог, в Которого верит наша Церковь, воистину существует. Бог – Спаситель мира, и мы приобщаемся к Нему через Божественное Причастие. Я не знаю, почему Россия так прикрепилась к Афону. В год правления Патриарха Иоанна франки пытались захватить и разрушить монастыри на Афоне, взять их под свое владение. Зачем им это было нужно? Только для того, чтобы наступить на Россию. Униаты пытались разрушить Афон, преследуя ту же цель. Потому что Россия всегда прислушивается к тому, что происходит на Афоне. Связь Афона с Россией прослеживается через всю историю. Мы друг друга взаимно обогащаем. С одной стороны, это добротолюбие, которое мы дали вам, с другой стороны – герондикон Киевской Лавры, который вы дали нам. Это позволяет людям достигать общей цели. А общая цель сейчас в мире – достижение спасения, которое может быть достигнуто только через Церковь. Этот духовный путь вдохновлял всех христиан во все времена на Афоне, в Греции, в России.

У нас были и споры, например, о том, когда готовить кутью: по субботам только или и по воскресеньям. Но мне кажется, что такие споры несущественны. Я думаю, что это можно было считать поводом для напоминания об исихастской традиции духовным внукам тех отцов, кто эту традицию создавал.

Старец Паисий никогда не убирал паутину в своей келье, чтобы не ссориться с пауком. У меня в келье на Афоне 10 кошек, потому что я живу на горе и там много змей. Я не хочу ссориться со змеями и позволяю за меня ссориться со змеями моим кошкам.

Никодим Афонский и Макарий Коринфский, напечатав и сделав достоянием народа те тексты, которые они сами исследовали, привели к тому, что возродилась духовная жизнь не только в Греции, но и через Грецию в России. Заключался ли вопрос только в том, чтобы снова показать народу эти тексты? Добавляет ли это нам добродетелей автоматически? Начинаем ли мы сразу совершать духовные подвиги или это просто приятное духовное чтение, которое утешает наши сердца? Полагаю, что они должны претвориться в действие, стать образом жизни.

Афонский старей Анастасий (Топоузис)

Афонский старей Анастасий (Топоузис)

Россия получила многое от Афона. Но и Афон многое принял из России. Иногда это происходило непосредственно сразу, иногда темпы были замедленны или уходили перспективой в далекое будущее. Многие думали, что Октябрьская революция могла остановить это взаимное влияние. 

Блаженный архиепископ Тиранский и всей Албании, митрополит Тирано-Дуррес-Елвасанский Анастасий построил в Тиране огромный храм Воскресения. Первый раз, когда он туда зашел, его забросали камнями. Уходя, он сказал: «Я из этих камней сделаю Церковь». И то, что смогли сохранить эти бабушки в Албании, и стало Церковью. Я имею в виду не храм в архитектурном смысле, а Церковь духовную. Надеюсь, что такие же бабушки и дедушки в Греции тоже смогут сохранить эту духовную традицию, хотя ее разрушают телевидением. 

Духовная традиция создается и сохраняется с помощью текстов Никодима Афонского и Макария Коринфского, но прежде всего – благодаря молитве, которая непрерывно совершается на Афоне, молитве за весь мир. Каждый вечер, когда вы ложитесь спать или некоторые из вас начинают совершать походы по барам и дискотекам, три тысячи монахов на Афоне просыпаются, чтобы начать молитву. Они будут бодрствовать всю ночь, чтобы своей молитвой поддержать весь мир.

Наши параллельные пути – России и Афона – и все те связи, которые были созданы в течение многих лет между нами, не напрасны. Они стали причиной нашего общего возрождения. И это возрождение нас защищает, потому что видим: мы не должны уходить из Церкви. Церковь – это Тело Христово, и она никогда не ошибается в отличие от людей.

Когда Иоанн Златоуст был изгнан в Абхазию, его ученики прислали ему послание, в котором говорили, что Патриарх Астерий стал монофизитом, поэтому они уходят из Церкви. А Иоанн Златоуст им ответил: «Вы не уйдете, это Астерий уйдет, рано или поздно. А вы должны остаться в Церкви, потому что Церковь – это Тело Христово». Всякие люди, которые придерживаются разных учений: староверы, всякого рода «анти», уходят. Они пытаются создать какое-то свое духовное течение, которое уводит из Церкви. В Греции есть такое ответвление от Греческой Церкви, которое называется старостильники. 

Удел Богородицы, Афон, – очень важная часть земли, на которой каждый день по Благодати Божией, под Покровом Богородицы совершается молитва. И там продолжает существовать и развиваться направление, которое мы называем исихазмом. Но это касается не только тех, кто живет там. В физике есть понятие сообщающихся сосудов. Если мы нальем жидкость в один сосуд, то во всех сосудах уровень будет единый. Именно это делает Церковь. Христос всем дал равное, дело теперь в нас. Каждый из нас получает ровно то, что дает. Сколько вы даете Христу? Обычно 70% себе, 30% – Христу. Значит, и в ответ получите 30%. А чтобы получить 100%, надо и отдавать все 100%. Хотелось бы, чтобы с помощью молитвы нашей Пресвятой Богородице и святым, кто жили в исихастской традиции – святого Георгия, Преподобного Сергия, мы все достигли того состояния, при котором могли бы отдавать все 100%, чтобы получать соответственно так же.

И во время Божественного Причащения вы должны чувствовать Причастие всем своим существом. Когда мы причащаемся Тела и Крови Христовой, тогда в нашей крови течет Кровь Христа. Я по воскресеньям выезжаю с Афона в маленькую деревушку в Халкидиках, там нет в церкви священника, и я там служу. Бабушки приводят туда своих внуков к Причастию, и они называют Причастие – маленькой Пасхой. 

В очереди к святой Матроне я спросил женщину: «Сколько вы ждете»? Она ответила: «Два часа». Разве такое благочестие может быть напускным? А в Греции мы сейчас катимся совершенно в другом направлении.

На Афоне в монастыре Симоно-Петра есть десница святой Марии Магдалины, ею она пыталась прикоснуться к Христу. Эта десница нетленная, кожа на ней нетленная, имеет постоянную температуру 36,6°. Можно ставить термометр. Именно этой рукой она держала благовоние, когда шла к Христу, когда пошла искать Его тело. И что она нашла? Воскресение! И через исихазм, через тишину мы можем найти Воскресение. Мир всем!

Иеромонах Анастасий (Топоузис)

Справка
Иеромонах Анастасий (Топоузис) – насельник монастыря Кутлумуш на Афоне, иконописец, автор книг, в том числе для детей.Отец Анастасий на протяжении 20 лет жил рядом со святым Паисием Афонским, общался с ним, усваивая его практическое богословие.

Комментарии закрыты