Целевая комплексная программа духовно-нравственного воспитания «Лествица добродетелей», основанная на искусстве творить добрые помыслы детьми, их родителями и учителями, разработана группой православных ученых под руководством игумена Киприана (Ященко) и реализуется в Нижегородской православной гимназии во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Почему Русь называли Святой?

– Отец Киприан, в программе «Лествица добродетелей» вы поставили цель приобщить детей к святой жизни. Не слишком высоко?

– Действительно, в нижегородской православной гимназии мы второй год проводим такой эксперимент по приобщению детей к святой жизни: изучаем, осваиваем добродетели, свойства Божии. Целевая комплексная программа называется «Лествица добродетелей». Лествица, уводящая в облака, нарисована на стене гимназии при входе.

Мы стараемся, чтобы дети восходили по этой лестнице, дружили со святыми подвижниками, причем работаем и с детьми, и с педагогами, и с родителями. Предложили: «Давайте все вместе пойдем в Царство Небесное». Потому что в противном случае у ребенка возникнет шизофрения: в школе у него одно, дома другое – закладывается двуличность.

И мы всю воспитательную и даже учебную работу построили таким образом, что каждый месяц посвящен определенной добродетели. Восемь добродетелей – восемь месяцев. Я в мае приехал в гимназию и удивился: больше половины детей живут святой жизнью, христианскими добродетелями, как губки впитали святоотеческий опыт. Такая мелюзга, особенно начальные классы: я им рассказываю, как поступать – по святым отцам, – а они все делают. За собой они потащили родителей. Некоторым педагогам тоже стало стыдно, что они не живут тем, к чему призывают.

Встреча игумена Киприана (Ященко) с педагогами нижегородской гимназии

Встреча игумена Киприана (Ященко) с педагогами нижегородской гимназии

В моей книге «Воспитание добродетелей», изданной в 2013 г., кратко изложено святоотеческое учение о добродетелях. Господь, святые отцы оставили нам это великое учение, полученное опытным путем. Почему Русь называли Святой? Потому что в жизни существовали идеал и образ святости. Это не значит, что все были святыми, но было ясно, к чему стремиться, что хорошо, а что плохо.

Школа добродетелей

– Батюшка, а как дети в школе могут изучать добродетели?

– Школьное обучение – это прежде всего сетка часов, расписание, уроки. Здесь мы интегрируем христианские добродетели в учебный процесс. В естественнонаучные дисциплины – через личности великих верующих ученых: Исаака Ньютона, Николая Коперника, Карла Линнея, Блеза Паскаля и др. В гуманитарные предметы – через православное осмысление литературных произведений, исторических событий. Есть прекрасные наработки наших православных филологов, литературоведов: Михаила Михайловича Дунаева, Николая Алексеевича Лобастова, Александра Николаевича Ужанкова и др. Мы ничего не меняем, но интерпретацию программных произведений – «Грозы», «Обломова» или «Мертвых душ» – даем с точки зрения святоотеческой, православной. Фактически речь идет о разработке нового содержания образования.

То же самое – по истории. Через синхронизацию истории Церкви и государства, через православное осмысление исторических событий, образы исторических деятелей, которые в большинстве случаев были добродетельными, и с них можно брать пример, – мы смотрим содержание истории в ракурсе святоотеческого учения о добродетелях.

Вторая линия – воспитательная работа: классные часы, различные мероприятия. Например, на Рождество Христово мы запланировали большой общешкольный форум-фестиваль с участием и родителей, и педагогов, и детей. Перед этим договорились провести в семьях исследование на тему «Моя родословная», собрать материалы для фильмов в рамках детского международного кинофестиваля «Мы сами снимаем кино». Тема фестиваля так и звучит: «Моя родословная, или Чти отца своего и матерь свою».

Мы обсуждали также такие интересные для молодежи формы, как квест и олимпиада, интеллектуальные игры, соревнования.

13 января, в день памяти преподобного Паисия Святогорца, в Троице-Сергиевой Лавре обычно проходят литургия, молебен, конференция, круглые столы. Приезжают ученые, батюшки, студенты. И однажды мы для молодежи организовали квест с забегами вокруг Троице-Сергиевой Лавры, с поднятием на колокольню.

Через год одна наша сотрудница спрашивает сына: «Захарий, ты поедешь в Лавру? Отец Киприан приглашает. Помнишь, мы там были?» Он говорит: «Я там не был». «Ну как же, литургию служили, молебен». – «Нет, не помню». – «Вы там еще квест бегали вокруг Лавры». – «А, квест помню!» Это еще церковный ребенок, который в храм ходит. Прошло время, и у него в сердце остался именно квест. Ну что делать? Святой Паисий считал: надо говорить на языке молодежи, использовать те формы, которые дети способны воспринять. Может быть, эти методы не совсем благочестивые, как в старину, но они ложатся на современное сознание.

Все уже ближе, чем нам кажется

И мы готовим к Пасхе семейный парад – с фотографиями своих предков, не только тех, кто погиб в войну, а более широко: хотели бы охватить пять поколений назад. Может быть, в роду был святой, пострадавший за Христа, какие-то творческие личности, труженики, порядочные люди, все это очень важно. Каждый ребенок является наследником пяти поколений своего рода и закладывает, в свою очередь, платформу для пяти будущих поколений. Наша с вами задача – выявить и продолжить родовую добродетель, вымолить, пресечь родовой грех.

Встреча игумена Киприана и Тамары Александровны Берсеньевой

Встреча игумена Киприана и Тамары Александровны Берсеньевой

Святой Паисий Святогорец говорил, что добродетель приносит пользу пяти будущим поколениям, а всякий нераскаянный грех, например аборт, отражается на пяти поколениях.

– Покаяние снимает это наказание?

– Снимает. Хотя часто хочется сказать: «Что ты творишь-то? Это не твое личное дело! Если тебе не жалко ребенка, себя, что ты погибнешь, в аду будешь гореть, ты хоть род свой пожалей, это же на детях все отразится! Дети – это зеркало наших грехов и добродетелей».

К святому Порфирию Кавсокаливиту приходят как-то родители, говорят: «Что делать? Не слушается подросток». А он отвечает: «Вам надо покаяться, причаститься, исправить свою жизнь!» Они удивляются: «Да мы каждое воскресенье ходим в храм, с нами все нормально. А вот ребенок в храм не хочет идти. Вообще от рук отбился». Святой Порфирий опять говорит: «Вам надо покаяться в своих грехах, причаститься, исправиться». Они махнули рукой: батюшка ничего не соображает. Это величайший святой, который мог бы рассказать всю их жизнь от рождения до смерти. И он открыл им истину, что по-другому ребенка уже не исправишь…

– Так они же каются, судя по всему.

– Если ребенок не исправляется – значит, неправильно каются.

Сегодня у меня была одна раба Божия, которая приехала из Германии, весь монастырь подняла на ноги. И конечно, жуткую историю рассказала. В Германии у нее отобрали детей и сделали из них биороботов, поставили печати – все это не фантастика, в лицах и фактах.

– А что такое биороботы?

– У нее три девочки, теперь они зачинают от того, кому надо. И рождают своего рода клонов, которые по биопараметрам воспроизводят определенные личности. Эта женщина сказала, что ей тоже поставили печать на лоб, на спину, и она вообще долгое время не соображала ничего. А в храме ее «отпускает». Я ей посоветовал бежать в монастырь. Все уже ближе, чем нам на кажется…

– Английский писатель Хаксли нарисовал похожую картину еще в 1932 г. в романе «О дивный новый мир».

– Поэтому наша с вами задача создать партизанское движение – двигаться против течения всего мира.

Невольник – не богомольник

Изучение Церкви как образовательного и воспитательного института привело нас к удивительному выводу о том, что на самом деле мы имеем дело с тремя церквями.
Первая – храм рядом со школой, в котором идет богослужение. Сюда приходят не только дети и учителя, но и люди из микрорайона. И вот в этой общине дети, родители, педагоги предстоят пред Богом, совершают литургию.

Вторая церковь – это, собственно, сама гимназия. В православной школе день, урок начинаются с молитвы, заканчиваются молитвой. У них три батюшки – духовники, которые исповедают детишек, учителей, родителей. То есть преподаватели, родители и дети в самой школе образуют православную общину, которая не связана непосредственно с храмом. У них, можно сказать, свой храм, своя молельная, свой устав, который внедрен в учебный процесс.

И третий вид церкви, с которой мы имеем дело, – это семья как малая церковь.

И основная наша задача – чтобы во всех этих церквях жизнь была бы как в раю. По большому счету цель наша – возвращение к добродетелям, к райской жизни. Они даже плакат такой сделали: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

Какие здесь могут быть вспомогательные инструменты? Материалы для духовников (которые можно использовать, например, в ходе месячника по творению добрых помыслов), для родителей, чтобы они вечером, за ужином или аудиокнигу поставили, или что-то почитали вместе с детьми, пообсуждали. Фильмы, которые можно посмотреть всей семьей. Возникла даже идея создать помянник к исповеди по аналогии с книжечкой архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди». В ней батюшка по заповедям Божиим идет, а мы можем взять какие-то разделы по добродетелям, по внутреннему миру.

Дипломники-семинаристы уже разобрали на кейсы «Поллианну» Элинор Портер, «Науку побеждать» Александра Суворова, басни Ивана Крылова, как некий пласт не давящаго нравственного повествования, рассказ о добре и зле эзоповым языком.

Вообще мы действительно пришли к тому, что должно быть сотворчество, самодеятельность. Невольник – не богомольник. Очень внимательно надо смотреть за мотивацией – чтобы дети искренне хотели этим заниматься, чтобы у них было разнообразие выбора: увлекательные фильмы, спектакли, книги, игры.

Дневники на стол!

Есть еще одна важная составляющая образовательной среды – самообразование, самовоспитание. Это общий закон: без самообразования образования быть не может. Если не желает человек, не трудится, то все эти внешние квесты, крестные ходы, фестивали – пройдут мимо.

– И какие формы самообразования вы предлагаете?

– У нас в рамках экспедиции на Афон был разработан «Дневник добрых помыслов». В данном школьном проекте он предназначен не только для детей младших и средних классов, но и для учителей, и для родителей. И взрослым пришлось согласиться с этим. Учителям, потому что они зарплату получают. С родителями тоже немножко поговорили, поднажали на них: «Что ж вы, как кукушки, подкидываете детишек преподавателям. Если дети трудятся – и вы подключайтесь!»

– Какие события отражаются в дневниках?

– Например, смотрим: 8 октября, понедельник. «Вспомни, как прошел сегодняшний день». Первый вопрос – впечатление о дне. «Какой человек или событие тебя сегодня порадовали – запиши… Что сегодня огорчило тебя или было тебе неприятно? Попробуй найти в этом что-то радостное. Опиши свою неприятную ситуацию родителям или другим членам семьи. И спроси у них: чему можно порадоваться в данной ситуации? Что положительного в ней можно найти? Запиши их ответы».

Дальше нарисована таблица. «Каждый день наблюдай за собой и записывай в таблицу поступки, которые ты совершил».

Мы договорились с батюшками: духовники будут принимать исповедование помыслов у детей. Дневник – это фактически подготовка к исповеди.

– А если в школе один ребенок у другого прочитает про плохие помыслы? Выставит на всеобщее обозрение?

– Я же говорю: помыслы принимают духовники. А дневник – повод рассказать о добром, заглянуть в себя. Самовоспитание начинается с анализа своих поступков…

Дальше – пространство для творчества. «Нарисуй ту добродетель, тот поступок, который ты совершил».

– Батюшка, а кто разработал дневники?

– Сотрудники социологического факультета Православного Свято-Тихоновского университета под руководством профессора И.П. Рязанцева.

В общем, дневник является своего рода катализатором для самообразования. Ребенок, читая книги, просматривая фильмы, слушая проповеди, должен воспринимать их с точки зрения того, как я лично веду борьбу на этом фронте, рефлексировать: а я-то где нахожусь? я-то что делаю?

С директором Нижегородской православной гимназии во имя святого благоверного князя Александра Невского Людмилой Ивановной Ивановой

С директором Нижегородской православной гимназии во имя святого благоверного князя Александра Невского Людмилой Ивановной Ивановой

Виртуальный зонтик

Для учителей важный раздел программы – уроки Основ православной веры или Основ православной культуры, которые в нижегородской гимназии проходят раз в неделю. В рамках уроков преподаватели могут задавать любую тематику, в том числе по добрым помыслам, по добродетелям.

Здесь мы хотели бы использовать модульный принцип. Допустим, нужен урок различения помыслов – мы предлагаем учителю видеофрагменты, музыку, изобразительный ряд, фотографии, картины, рассказы или фрагменты рассказов, цитаты, афоризмы святого Паисия Святогорца.

Источниками могут быть Евангелие, Священное Писание, жития святых, святоотеческая, художественная литература, поэзия, живопись и т.д. У протоиерея Владимира Янгичера есть такой образовательный конструктор: около миллиона модулей – музыка, картинки и тексты, афоризмы. Бери, составляй презентацию и проводи урок. Он больше 10 лет собирал, отбирал этот материал. Таким образом, мы не отбираем творчество ни у педагога, ни у детей.

Некий виртуальный зонтик над программой – образовательный портал. Чем он удобен? Тем, что всех, кто участвует в программе, можно поставить в позицию со-творца: и детей, и родителей, и педагогов. Тем более что мы можем попробовать подключить к программе и другие гимназии.

Педагогика сердца

– Батюшка, а вам не кажется, что дети из неблагополучных семей, приходя к вере, становятся иногда более честными, искренними, верными, чем те, которые выросли в православных гимназиях?

– Тут как раз проходит главная линия фронта. Понимаете, есть формальное, книжное, элементарное богословское образование, которое можно получить в той же гимназии. Но все это внешние формы. Они, конечно, хороши, потому что удерживают человека от тяжких грехов, формируют его душу. Но это как бы такие костыли, которые помогают не упасть до поры до времени, а вот что будет дальше – зависит от того, как душа настроена. А может, она все время роптала. А может, она чего-то не принимала. Но, коли оказался ребенок в православной среде, она прикинулась и потерпела. Но эта пружина сжималась и, когда ей дали свободу, – она выстрелила. И человек может совершить преступление. У него может оказаться криминальная «начинка». И эту внутреннюю направленность личности никакие добрые дела, молитвы, таинства не изменят – если сам человек решил по-иному.

…Помню, как однажды приехали мы с воскресной школой в Троице-Сергиеву Лавру. Только вышли из автобуса – бежит ко мне мальчик Дионисий: «Отец Киприан, дайте мне сто рублей». – «Зачем?» «А там, – говорит, – стоит нищий без ног, и у него такое лицо – он так сильно страдает, что мне его очень жалко». – «А зачем тебе сто рублей-то?» «А у меня, – говорит, – ничего нет, мама не дала, а я хочу ему чем-то помочь». Я уже полез в карман, потом думаю: я ведь педагог, а что я воспитываю? Это же не его деньги, он их не заработал. Ну а что он может сделать? Говорю: «Дионисий, тебе жалко его?» – «Жалко». – «Давай сделаем так: ты подойди к нему и так и скажи: «Слушай, мне тебя очень жалко. Я вижу, что у тебя большое горе. Но у меня денег нет. Мы сейчас идем к раке Преподобного Сергия. Назови мне твое имя, и я у раки помолюсь, чтобы Преподобный тебе подал то, что тебе необходимо в жизни».

И он, такой искренний мальчик, совершенно спокойно побежал, все это исполнил на наших глазах. И мы стали свидетелями удивительной картины: нищий, которого звали Николай, расплакался и начал выгребать из карманов деньги. Я даже удивился, что у нищих такие суммы есть, целая гора денег. Он это выгреб и отдал Дионисию. Попросил его: «Пойди, отдай Преподобному Сергию и помолись. Я здесь стою вторую неделю, и у меня действительно тяжкое горе, такое, что я не могу вынести, не могу пережить, и мне действительно не деньги нужны. Но мимо меня прошли тысячи людей, и никто это горе не увидел, а ты увидел. Поэтому прошу тебя – помолись, пусть Господь даст мне то, что мне необходимо».

Мы пошли к Преподобному, приложились, деньги эти пожертвовали, Дионисий встал на коленки к раке Преподобного Сергия и долго молился за Николая. Потом мы были на службе, причастились. И когда уже выходили из Лавры, Дионисий опять подошел к нищему, сказал, что все сделал, как тот просил. И они обнялись как два таких мужика на прощание: одному 10 лет, другому – за 50. Они понимали, что уже вряд ли когда-нибудь увидятся. И Дионисий ему говорит: «Слушай, Николай, давай я за тебя каждый день буду молиться. А ты меня будешь поминать?» – «Конечно. Как тебя зовут?» – «Дионисий». «У меня, – говорит нищий, – отлегло от души за тот час, пока ты был в лавре, у меня теперь совсем другая душа». Это было удивительное прощание, с любовью, со слезами.

И все мы, и детишки из автобуса увидели, что такое добрый помысел и что значит – пожертвовать собой. Это не то что дать деньги и забыть. Это действительно отдать часть своего сердца, своего времени, своей молитвы. И если это искренне, то человек это мгновенно чувствует.

…Если любовь к Богу вошла в наше сердце и заняла его, то на эту «горячую сковородку» никакая муха не сядет. У святого Порфирия есть притча о пастушке, который весь день пас овец, вечером загонял их в стойло, доил, а ночью шел на целомудренное свидание со своей любимой девушкой. Это было главное дело его жизни, все сердце его было устремлено к этой любви. Старец говорил молодежи: «Посмотрите, как юноша любит свою девушку, что даже изможденный, уставший идет на встречу с ней. Если бы и мы весь день трудились, а вечером бы говорили: «Наконец-то я с Богом пообщаюсь! Сейчас у меня начинается самое главное. Пусть немного, минут 15, я пред Богом покаюсь за этот день, поблагодарю Его, попрошу Его, чтобы меня сохранил, чтобы помог мне в воспитании детей».

Это называется педагогикой сердца. Любовь к Богу мы хотели бы передать детишкам. Но ее никак не вытащишь из своего сердца, не вставишь в другое. Да, бывает, формально – он отличник, победитель Международной олимпиады по Библии, может какое-нибудь церковное звание иметь, но это еще ничего не значит. Сама его любовь, бывает, отстоит далеко, устремлена к чему-то другому.

Вот мы и пытаемся с детишками разобраться, а к чему они прилипли, что является их любовью, что самое главное в их жизни? Ради чего они готовы отдать эту жизнь? Философ Иван Ильин говорил: если нет в нашей жизни того, ради чего мы готовы умереть, то наша жизнь бессмысленна. А ради чего мы можем умереть? Готовы ли пожертвовать чем-то ради Христа? Пострадать за Него?

И мы потихонечку должны прийти к этому – не только через книжное образование, но и через постоянную работу души, добрые помыслы и движения нашего сердца…

Записала Ольга Каменева

Комментарии закрыты