О фильме Валерия Тимощенко «Чистая победа. Сталинград»

Как могло случиться, что немцы, сверхрациональные воины, за один дом в центре Сталинграда за один день клали по пять пехотных батальонов? Чтобы перейти на другую сторону улицы, им порой нужно было 28 дней, а чтобы взять квартал – 38. Те самые 38 дней, за которые они взяли Францию. До нас пали все: Чехия, Франция, Польша, Нидерланды… Европа разбита вдребезги. А потом снова аккуратно собрана из осколков и уже служит Гитлеру. Все союзники рейха – Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия, Словакия, Хорватия – спешат к дележу русского медведя, еще не убитого. И тут… Неудача под Москвой. Неужели это возможно – остановить терминатора?

Об этом – в документальном фильме известного режиссера Валерия Тимощенко «Сталинград» в цикле «Чистая победа», выходящем уже пятый год в эфир на ТК «Россия – Культура». За несколько лет мастером документального кино было создано около десятка фильмов в этом цикле: «Величайшее воздушное сражение», что произошло в небе над Кубанью в 1943 г.; «Битва за Поднебесную»; «Битва за Севастополь» – с участием легендарного героя Георгия Георгиевича Савенкова, прошедшего войну морпехом от Тамани до Японии; «Битва за Берлин», показавшая, что наша победа действительно была выиграна вистую; «Операция Багратион» – о самой масштабной, непредсказуемой для немцев, рискованной наступательной операции Великой Отечественной войны… 

Кадр из фильма

Кадр из фильма

«На момент подхода к Сталинграду они поставили на колени полумиллиардную Европу, воюют в Африке, держат Атлантику. У них даже сомнений нет в том, что что-то пойдет не так. Да, под Москвой откатились и приняли решение: второго наступления не будет, русские именно этого ждут, атаки на центр. Нацистам ведь не Москва нужна, и даже не Россия как таковая. Мы – только ступенька к их власти над миром. Может быть, поэтому они делают этот блестящий, убийственный, непредсказуемый для нас ход – переносят центр войны на юг. Кавказ, Ближний Восток, Афганистан, Индия, – говорит автор сценария и режиссер Валерий Тимощенко в фильме «Чистая победа. Сталинград». – Нет сомнений, если бы Гитлер взял Сталинград осенью 1942 г., Турция втянулась бы в войну. Тогда с Кавказом можно было бы распрощаться. Кавказ – это нефть, кровь войны. Если они перережут эту нефтяную вену, мы просто умрем от потери крови. Остановятся танки, и самолеты не взлетят». 

А еще – больше половины наших танков Т-34 производят именно в Сталинграде. Снаряды, мины, авиабомбы… Танки Т-60. Только за первую половину 1942 г. из заводских ворот их вышло 1500.

В фильме автор проводит мысль о том, что в эти же летние дни не только на Волге, но по всей стране шла тяжелейшая война, и были сотни Сталинградов. Например, в Новороссийске батальон морской пехоты – 500 человек – на какое-то судьбоносное время удержал целую 18-ю армию генерала Клейста. По мысли режиссера, в этом суть 1942 г.: где-то 500 безвестных героев десантников сдерживают целую армию, а где-то в одни и те же дни преступно кладут 240 тыс. молодых жизней. Речь идет о нашем бездарном наступлении на Харьков в мае, предпринятом по инициативе Хрущева, члена Военного совета фронта. Сталин поверил маршалу Тимошенко и Хрущеву. Генералы Жуков, Василевский, начальник Генерального штаба Шапошников отчетливо видели, что разведка толком не проведена, наступать на Барвенковский выступ очень рискованно. Они видели готовую к атаке сотню дивизий врага, но не смогли переубедить Верховного.

Сталинград, 1942 год

Сталинград, 1942 год

Именно здесь, под Харьковом, как рассказывает Валерий Тимощенко, героически сражался, получил ранение командир пулеметного взвода Сергей Извеков – будущий Патриарх Русской Православной Церкви Пимен. Заваленный после взрыва, вместе со своими бойцами он больше суток пролежал под землей. По сути, в могиле, из которой его подняли товарищи. А ведь совсем недавно, в 1936 г., он, молодой монах, не отрекся от веры, получил срок в ГУЛАГе, строил канал Москва–Волга, чудом вернулся живой. Сергей Извеков был эвакуирован в госпиталь, где провел четыре месяца между жизнью и смертью. Выжил, отправлен в тыл на переформирование – и снова в бой. Да, был у нас такой Патриарх. Может и в его судьбе – тайна Сталинграда, тайна Победы.

В эти дни, когда решалась судьба Сталинграда, быть может, и происходил перелом в судьбе не только войны, но во всем ходе русской истории. «Хрущев – под Харьковом, Лев Мехлис, один из организаторов массовых репрессий в Красной армии, – на Крымском фронте, Ворошилов – в Ленинграде. Результат везде один – катастрофа, – говорит автор фильма. – Везде, где пытались командовать профессиональные революционеры, – сотни тысяч потерь, полная утрата стратегической инициативы, с таким трудом, такой кровью вырванной у врага под Москвой… Доктрина революционной войны оказалась пустым звуком, а «рожденная революцией» армия, которую создавали Троцкий и Сталин, оказалась, увы, трагически небоеспособной. Не могли они этого не понимать. Таких потерь, такого поражения, как летом 1941 г., не знала история российской армии. Видно не с руки русскому человеку воевать и умирать за Третий Интернационал и мировую революцию. Хотя нет, умереть можно – победить нет». 

Именно Сталинград, по мнению Валерия Тимощенко, – перелом от войны революционной к войне Отечественной. И похоже, Сталин это понял. 14 августа в Москве во время переговоров с англичанами и американцами он сказал послу США Гарриману: «У нас нет никаких иллюзий, что они воюют за нас, большевиков. Они сражаются за свою матушку-Россию». Так и сказал: они и мы. 

Режиссер с горечью сопоставляет такие факты: 23 августа с неба над Сталинградом были выброшены особые зажигательные фосфорные бомбы. Миллиарды кусочков фольги вспыхивали и горели при жуткой температуре. Только затем последовал удар фугасных бомб. Стандартный «Юнкерс-88» в Сталинграде нес примерно три тонны бомб. Это означает, что только за эти три дня враг сбросил на город около 20 килотонн – больше, чем на Хиросиму. Одна из самых знаменитых фотографий войны «Фашист прилетел» – дети в наспех вырытом окопе, с ужасом смотрящие в небо, снята именно в Сталинграде и именно в августе. 

Режиссер Валерий Тимощенко

Режиссер Валерий Тимощенко

Есть свидетельства, что массовые пожары в Сталинграде вызвали огненный смерч, торнадо, примерно такой, что возник после англо-американской бомбардировки Дрездена, спустя три года, в 1945 г. В первый день погибло, сгорело в огне около 50 тыс. человек, в подавляющем большинстве – женщин и детей. Это был предел терпения всех – народа, армии. 

Дальше будут только неимоверной ценой вырванные у врага победы. В какой-то момент только ввод в бой дивизии Родимцева, сразу после форсирования Волги, спас город от неминуемого захвата врагом. Легендарная 62-я армия… Генерал Василий Иванович Чуйков неожиданно для всех перемещает свой штаб вплотную к противнику. 

Враг увеличивает количество вылетов, их снова до двух тысяч в день. Но во время одного из налетов, как рассказывается в этом фильме, бомбардировщик Люфтваффе по ошибке поразил штаб собственного 339-го пехотного полка. Погибли практически все старшие офицеры. Это разведчики 13-й дивизии, захватив у немцев сигнальные ракеты, дали немецким летчикам целеуказания в ложном направлении.

Документальный фильм выстроен на архивных фотографиях тех дней. В нем также участвуют боевые офицеры, воевавшие в Афгане и Чечне. Они комментируют, исходя из личного опыта, что такое, к примеру, бой в городе и как это происходило в Сталинграде.

В фильме – на основе авторского повествования – проходят фотокадры событий: в конце сентября бои полностью переместились в город, шли за каждую улицу, за каждый дом. Нацисты врываются в центр, выходят к Волге и добиваются своего – рассекают нас на части. Теперь три изолированных острова нашей обороны сражаются порознь. Ценой безумных потерь танки и мотопехота врага выходят к нам в тыл с севера, добиваясь оперативного окружения. Но вопреки привычной логике бойцы армии Чуйкова контратакуют беспрерывно, в полном окружении продолжают успешно сражаться небольшие подразделения, а иногда и просто одиночные бойцы. В этот момент в наших руках осталась десятая часть города. Но на этом островке каждый дом стал легендой. На подступах к знаменитому Дому Павлова погибло больше нацистов, чем при взятии Парижа. А рядом был дом Заболотного. И еще много безымянных крепостей. 

Валерий Тимощенко сам участвовал в войнах, которые разгорелись на окраинах нашего государства после развала Советского Союза. Только воевал он не с автоматом, а с камерой. (Документальный фильм «Не стреляйте в оператора!» также можно посмотреть в архиве ТК «Культура».) Профессиональный военкор, он по праву исследует и комментирует ход событий в той, самой страшной войне: «В Сталинграде появилось новое тактическое понятие… Не окружение, а круговая оборона. Для сегодняшних десантников это в какой-то степени логичный вид боевой работы в тылу врага, где они получают боевую диверсионную задачу и выполняют ее, точно зная, что враг будет их неминуемо преследовать и они, отступая к фронту, постоянно будут находиться в круговой обороне».

Этот фильм, как и все остальные в данном цикле, создан не просто к дате, к юбилею сражения, Победы. Нет, это нелегкое осмысление нашим современником событий Великой Отечественной предпринято для того, чтобы вернуть нам и нашим детям эту Победу как что-то реальное и произошедшее именно с каждым из нас. 

В фильме проходит множество имен героев, их судьбы, роль в этой войне каждого конкретного человека. К примеру, автор фильма напоминает о том, что мы противопоставили врагу свою особую снайперскую тактику, и рассказывает о самом знаменитом снайпере Василии Зайцеве – уральском охотнике, создавшем свою собственную школу снайперов.

Автор фильма уверен, что именно здесь, в Сталинграде, проявился русский характер, который дал нам возможность победить. Характер, помноженный на точный расчет и невиданное до этого дня взаимодействие всех родов войск. И одинокие дома держались по 60 дней, в полном окружении, под ураганным огнем.

Эта история о том, как сержант Иван Павлов, будущий архимандрит Кирилл, на развалинах дома в Сталинграде нашел разорванное после взрыва Евангелие, собрал его по листочкам и читал между атаками врага. Вернулись силы и успокоилась душа воина. А потом Иван Павлов пронес Евангелие в солдатском вещмешке через всю войну, с боями прошел Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. «Мы вновь объединились, собрались, как то сталинградское Евангелие, и что-то таинственное, грозное, спасительное родилось зимой 42-го в руинах этого города», – повествует Валерий Тимощенко.

Поразительно, но наши прямые боевые потери с немцами сходятся практически до единиц. Враг разгромлен и обезоружен, 6-я армия сдалась, в том числе и Фридрих Паулюс, которому Гитлер только что присвоил звание фельдмаршала. В плен попали 22 генерала. На стене подвала городского универмага, где располагался их штаб, они не написали «Умираю, но не сдаюсь», не бились до последнего патрона. «Думаю, – говорит автор фильма, – что-то в этом сражении было такое, что они согласились, приняли нашу победу. Это очень дорогого стоит». 

Лед и пламя Сталинграда: август и февраль. В своих фильмах Валерий Тимощенко часто выводит символические параллели. И здесь они присутствуют. Летом 1942 г. 100 тыс. мирных жителей Сталинграда сгорели заживо. Через полгода ровно столько же – 100 тыс. солдат вермахта превратились в лед, замерзли в полях под Сталинградом.

После Сталинграда мы уже шли только на Запад. Позади была Волга, а впереди – только чистые победы: за Днепром, за Вислой, за Одером. Об этом – уже созданные и новые, готовящиеся фильмы победителя многих кинофестивалей, лауреата множества кинематографических наград Валерия Тимощенко.

Ирина Ушакова

Комментарии закрыты