Документы свидетельствуют

«В Тамбовский Епархиальный совет настоятеля Саровской пустыни Ерофея

РАПОРТ

Саров, 3 ноября 1918 г.

13 октября (ст. ст.) 1918 г. приехали в обитель из Темникова советской влаcти два человека, сопровождаемые четырьмя вооруженными красногвардейцами. В воскресенье, 14-го, после трапезного обеда, пришли в настоятельское помещение, предъявили требование о взносе им в совет 300 тыс. руб., указав, что в случае неуплаты будут приняты строжайшие меры; на размышление дали один час.

По прошествии часа старшая братия объяснила им, что денег нет, в удостоверение чего была показана приходно-расходная книга за 1915 г., свидетельствовавшая, что вообще все, что поступало, приходом расходовалось без остатка, за все время войны лес из дачи не был продаваем, а в начале лета 1918 г. вся лесная дача передана в Темниковский уездный лесной отдел, почему существование обители самое скудное. Делегаты объяснений не слушали, грозили репрессивными мерами.

В 4 часа дня ими был арестован казначей иеромонах Руфин; затем в 5 часов в трапезной было общее собрание, на которое пришли и два делегата. Братия спрашивала о причинах этого ареста – ответа не было. После собрания братия, несмотря на угрозы выстрелов, освободила казначея.

В ночь на 19 октября в обитель приехали вооруженные делегаты с 15-ю вооруженными красногвардейцами. На переговоры с ними явилась старшая братия, которой было объявлено о немедленном взносе денег. 12 человек из числа старшей братии были арестованы, при этом рясофорного Семена Кондрашева ударили плеткой. Заперев в комнату, сказали: через 15 минут все двенадцать будут расстреляны. После того на братском собрании было обещано внести 20 тыс. руб. (из денег для уплаты за дрова). Братии уже не давали выходить за монастырь группами, угрожая расстрелом.

20-го утром сделали обыск у казначея Руфина, взяв 15 тыс. руб., у настоятеля Иерофея, взяв 6570 руб., и у старца Анатолия, взяв 2500 руб. и 50 руб. золотыми, данные на погребение, а затем обыскали келлию иеромонаха Климента, но денег не нашли.

После обеда освободили из-под ареста рясофорных Семена Кондрашева, Никанора Тюрина, иеродиакона Иова, иеромонахов Фотия и Пантелеимона. Осталось арестованными шесть человек, к ним был прибавлен арестованием рясофорный Павел Досик за усердное ходатайство об освобождении из-под ареста братии.

Вскрытие мощей преподобного Серафима Саровского, 1926 г.

Вскрытие мощей преподобного Серафима Саровского, 1926 г.

В 6 часов вечера 20 октября арестованным было дано 10 минут на размышление, после этого выведены были иеромонахи Руфин, Климент, Геннадий, Игнатий, Мефодий и Паисий на двор гостиницы и поставлены к стене на расстрел. Даны были по команде красногвардейцами ружейные залпы. После двух залпов один из делегатов остановил расстрел, мотивируя это получением телеграммы с приказом везти арестованных в Темников; по сделании еще одиночных выстрелов всех шестерых заперли обратно под арест. На другой день, 21 октября, после обеда, были освобождены иеромонах Паисий и рясофорный Павел Досик, а вечером  остальные. При этом делегат сказал: «Если не будут внесены 300 тыс. руб., то будут приняты меры по взысканию расстрелом и другим способом».

Во все время ареста много было произнесено черных слов, равно были пытки арестованных поодиночке.

Приехавшие ходили по храмам, алтарям, даже ходили в неположенные места и брали в руки кресты и Евангелия.

Кроме указанных денег, увезена мебель из Царского дворца, архиерейского и казначейского помещений; взяты одеяла, подушки, матрацы и прочее, а также пишущая машинка, еще взяты 13 лошадей».

«В управление Саровской пустыни

18 декабря 1918 г.

16/3 декабря днем, сего 1918 г. пришел ко мне в келлию саровский комиссар Астраханцев с неизвестными двумя личностями и с саровскими красногвардейцами, всего до 6 человек. Неизвестный сказал мне: «Мы пришли произвести у вас обыск, какие у вас есть деньги, не имеете ли оружие?» Неизвестной личности я ответил, что оружия у меня нет, а какие имел деньги, показал: медных до 4 р.; серебряных до 1 р. и бумажных до 10 руб. Деньги медные и серебряные взяли, а кошелек с бумажными оставили.

Свято-Успенская Саровская пустынь, 1903 г.

Свято-Успенская Саровская пустынь, 1903 г.

Потом неизвестный сказал: «Через час приготовляйте 1000 руб., а то к расстрелу». На это я ответил: «Уже были под расстрелом». Тогда неизвестный сказал: «В тот раз стреляли по верху, выше головы, а теперь будем стрелять по низу».

При обыске и взятии вещей я просил оставить писчую бумагу, карандаш, мыло, спички, но на это комиссар Астраханцев показал револьвер, с бранными словами вместе с сим сказав: «Молчи, а то вот тебе».

При обыске всей келлии взято и унесено комиссаром с пришедшими:

медных денег – около 4 р.

серебряных – 1 р.

орден  св. Анны 2 степ. – 1

орден св. Анны 3 степ. – 2

медалей серебряных – 2

свечей стеариновых  – 5 фунт.

мыла простого – 10 кусочков

ножей перочинных – 2 и т.д.

Каких-либо правополномочных документов со стороны указанных лиц предъявлено не было.

Иеромонах Климент»

«В Темниковский УЗО от Совета Саровского Церковно-Приходского Союза

ПРОШЕНИЕ

26 января 1922 г.

В марте 1920 г. у Сатисской земледельческой трудовой артели конфисковано все имущество: недвижимое в постройках, хуторах, мельницах, пчелиных пасеках, земельной площади, движимое в живом инвентаре, 50 голов крупного рогатого скота и 25 мелкого, 35 коней, машины, сельхозорудия, экипажи, обоз, сбруя, мебель, комнатная обстановка и посуда в зданиях, 8 гостиниц, большие запасы домашнего инвентаря, одежды, белья, хлебные продукты и фураж, – одним словом, все хозяйство перешло в ведение советского хозяйства.

Монашествующие и послушники Саровской пустыни, бывшие члены Сатисской земледельческой трудовой артели, были приглашены на работу в совхоз (числом до 150 человек). В августе 1921 г. при сокращении штата рабочих была уволена с работы в совхозе часть монашествующих и послушников, а ранее оставили совхоз больные и старые. Все оставшиеся без работы и дневного пропитания были приняты в число членов Церковно-приходского союза и зачислены на пищевое довольствие.

Теперь же члены союза пополнили ряды безработных».

После разорения монастыря первыми в нем поселились лесозаготовители из организации «Москватоп». Они начали строить узкоколейку. С июля 1928 г. в Сарове разместилась трудовая коммуна имени Шмидта. За три месяца в колонии было зарегистрировано 3134 беспризорных (бежало 1784 человека). Эта колония стала местом действия первого советского фильма «Путевка в жизнь». В мае 1931 г. он вышел на экраны. Роль беспризорника Мустафы сыграл мариец Йыван Кырля. В 1937 г. он был осужден тройкой на 10 лет, в июле 1943-го умер на Урале.

В марте 1932 г. хозяином Сарова стало ОГПУ, и на месте монастыря образовался Саровский особый карантинный лагерь. Обитателями его были интернированные перебежчики. Об этом периоде есть такое примечательное свидетельство князя Н.Д. Жевахова:

«Один финн, соблазненный рекламами, отправился искать рая в СССР. С места его арестовали, смешав с кем-то другим, подвергли пыткам, наконец, сослали в концлагерь.

“Меня сослали в лагерь Сарово. Это бывший большой монастырь, превращенный в тюрьму. Там были представлены народности всего мира – до негров включительно. Заключенными, которых было свыше 8000 человек, были заполнены до отказа все помещения. Мужчины и женщины помещались вместе, жизнь вели совершенно первобытную. Царила ужасающая безнравственность, все надобности отправлялись на глазах других. Казалось, что находишься не в обществе людей, а среди диких животных”.Такая судьба постигла тот монастырь, где подвизался преподобный Серафим. Неужели духовно-мощный народ мог бы допустить подобное глумление над одной из его святынь?».

Комментарии закрыты