Размышления после прочтения книги В.М. Лаврова «Православное осмысление ленинского эксперимента над Россией».

Война против собственного народа

Весь XX век большинство оставшегося в живых, запуганного, сорванного с мест, в лучшем случае выживающего кто где – на поселениях, в ссылках-лагерях, в депортации – приличного населения некогда православной России молчало.

Бог-Слово, как казалось устроителю невиданных в истории человечества кощунств и святотатств, был попираем: «…Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше», – писал Ленин 19 марта 1922 г., что упоминается в 45-м томе 5-го издания его Полного собрания сочинений, причем, как отмечает В.М. Лавров, на 666-й странице [1].

Особенно ненавистны этому антихристову предтече были носители Слова Божия: епископы, священники, монахи… Монарх и его супруга и дети как олицетворение сакральной самодержавной тысячелетней православной Руси… Все верующие порядочные люди, а таковые, как свечи на подсвечниках (см.: Мф. 5:15), всегда видны, пусть и не слышно голоса их (см.: Ис. 42:2). Их можно вычислить, кроме всего прочего, по крепкой трудолюбивой и деятельной в служении Богу и людям семье. Удар, конечно, нанесут и по ней. И вовсе не только, объявив смерть «кулакам».

Метафорически «кулак» – это тот, кто способен к сопротивлению. Как действуют большевики? Можно прочитать у со-ратника Ленина в этой войне против русского народа Свердлова (тогда этот террорист-боевик на волне революции всплыл до уровня председателя ВЦИК, как бы сейчас сказали «президента»), отмечает в своей книге «Вернуться в Россию» генерал-лейтенант Леонид Петрович Решетников, такие слова: «Мы должны самым серьезным образом поставить перед собой вопрос о расслоении в деревне, вопрос о создании в деревне двух противоположных враждебных сил, поставить перед собой задачу противопоставления в деревне беднейших слоев населения кулацким элементам. Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримо враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая шла не так давно в городах, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии, только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне делаем то, что смогли сделать для городов» [2].

Так развязывалась Гражданская война. Ленин неоднократно призывал к «поражению царской монархии и ее войск» в Первую мировую войну, науськивал к «превращению национальной войны в гражданскую» [3]. И это по отношению и к без того измученному войной народу.

Этот работавший на деньги западных спецслужб изменник Родины Ленин (хотя и Родины-то у него не было, ее он люто ненавидел; не от того ли его труп и не принимает в себя Русская земля?), заключив прогерманский Брестский мир, нанес военное поражение России в Первой мировой войне. По вине этого насильно дорвавшегося до власти прохиндея империя кромсалась на куски, отчуждалась практически половина европейской части государства: вся Украина, вся Белоруссия, а также Ростов-на-Дону, Грузия и другие территории.

Продразверстка, рисунок Владимирова

Продразверстка, рисунок Владимирова

Вся страна – преступники, один он «герой»

Православная держава унизительно эксплуатировалась в эксперименте Ленина в качестве разве что топлива «мирового пожара». «Смилге и Орджоникидзе. Нам до зарезу нужна нефть. Обдумывайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы», – пишет Ленин 28 февраля 1920 г. [4]. О какой еще такой якобы заботе о неких абстрактных людях кто-то еще смеет разглагольствовать?

Если раньше в эти кромешные времена честным людям молчать было искушением (как определял искушение святитель Игнатий (Брянчанинов), это такие обстоятельства, оказавшись в которых, как бы ты ни поступил, все равно согрешишь: например, сказав, подставишь под удар родных), то теперь молчать – предательство!

Те самые «бедные крестьяне», благу которых будто построена вся лживая инфернальная риторика Ленина (и тех, кто до сих пор силится получать политические дивиденды с его кровавых экспериментов), объявлявшего в пользу этих «закабаленных» – «смерть кулакам» [5], тут же им самим и обвиняются как «преступники государства»: «Крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом есть государственное преступление. «Я хлеб произвел, это мой продукт, и я имею право им торговать», – так рассуждает крестьянин по привычке, по старине. А мы говорим, что это государственное преступление» [6].

Вот уж точно по известной были, когда сидел на собрании партактива старичок, слушал-слушал все эти коммунистические обещания, а потом и сказал:
– Раньше земля была Божия, а то, что она давала, было наше. А теперь вы говорите «земля ваша», но то, что она дает, – не наше-то, а ваше…
Уразумевшего смысл происходящего расстреляли.

А потом уже шестеренки у этой машины перемалывания русского народа завертелись. «Матушка Евфросиния из Клыкова рассказывала, как работали в годы большевистской власти: шпалы носили. А в конце трудового дня этих изможденных, недоедавших рабочих сгоняли на собрания, – говорит схиархимандрит Илий (Ноздрин). – Объявлялась повестка дня: «Иван Петрович Сидоров (условно. – Ред.) – враг народа. Поднимите руки, кто согласен». Тот, кто руки не поднимал, объявлялся «врагом народа» на следующем собрании. И так велась эта антиселекция: после массовых убийств времен революции и Гражданской войны продолжали планово отсеивать в народе самых честных и порядочных, чтобы расстреливать. Убивали без суда и следствия. Убивали-убивали-убивали».

Человеконенавистник и террорист, объявивший «госпреступниками» крестьян в тогда еще по преимуществу крестьянской по составу населения стране, устроивший посредством массового террора геноцид русского народа, уничтоживший крестьянство как класс, не говоря уже о других менее многочисленных сословиях русского общества [7], как чудовищная издевка лежит в самом центре страны на ее главной площади, что обходится налогоплательщикам в несколько десятков миллионов в год, а его последователи еще и с официальных трибун всенародно обещают устроить «Чечню» на Красной площади, если его выдворят из центра страны, с которой он обошелся как маньяк.

В.М. Лавров предложил вынести труп Ленина из мавзолея и предоставить его в распоряжение либо родственников, если таковые объявятся, либо последователей – в распоряжение КПРФ. А если они опасаются, что в случае захоронения на могилу, не исключено, будут приходить сказать «спасибо» за убиенных сродников и соотечественников, так пусть те, кому этот палач дорог, собирают деньги на охрану.

Уничтожение семьи

В книге В.М. Лаврова приводится статистика: с 1861 г., с начала великих реформ императора Александра II, которые поистине были «революционными» в том смысле, что именно тогда и была дана на самом деле земля крестьянам (а большевики, устроив под этими лозунгами всероссийскую бойню, всего-то надбавили 16%, зато потом закабалили трудовой люд так, что никакое крепостное право даже в сравнение не шло), – так вот за эти полвека с лишним до революции население царской России увеличилось почти вдвое.

А далее, 25 октября 1917 г. (по старому стилю) власть в стране незаконным узурпаторским методом захватили воинствующие безбожники, подчиненные Ленину. Что они бросились разрушать прежде всего? Ленинские декреты по разрушению семьи изданы даже раньше, чем Декрет об отделении Церкви от государства. И намного раньше, чем законодательные акты по национализации крупной и средней промышленности, коллективизации и т.д.

Уже 16 декабря 1917 г. советское правительство по распоряжению Ленина и Свердлова издало Декрет о расторжении брака, а 18 декабря – Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния. Препятствий к разводу практически уже не было. Вместо венчания – 20-минутка в лучшем случае в загсе, а то и без отрыва от производства где-нибудь в заводских помещениях или в прочих советских учреждениях.

– Обещаете ли вы, – задавался вопрос новобрачным, – следовать по пути коммунизма так же смело, как сейчас вы выступаете против Церкви и старых традиций?

После утвердительного ответа требовалось засвидетельствовать, что и детей своих вступающие в этот вольный союз, если будут их воспитывать сами, обучат борьбе за мировую социалистическую революцию.

– Тогда, – если пара обещалась, – во имя нашего руководителя, товарища Владимира Ильича Ленина, я объявляю ваш красный брак заключенным, – провозглашалось самозванцами.

В книге неоднократно подчеркивается, что власть большевиков-коммунистов, как была с самого начала, так и оставалась на протяжении XX века нелегитимной. А уж тем более ее игры в «новую церковь» – в эту антихристову псевдосакральность…

Разумеется, разводы, как то и намечалось авторами этих квазипостановок, покатились по стране лавинообразно. Так, в Петрограде в 1920 г. 41% заключенных браков просуществовал от трех до шести месяцев, 22% – меньше двух месяцев, а 11% – менее одного, так именуемого «медового» месяца. Это теперь в постсоветскую эпоху этими цифрами, которые чуть ли не удвоились ныне, никого не удивишь. А тогда, в России, которая еще вчера была патриархальной, большевики за какой-нибудь десяток лет после революции увеличили число разводов в 100 раз по стране, в 900 раз в Петрограде (так что по сравнению с 0,15 разводов, зарегистрированных на 1000 браков в 1913 г., приходилось в 1926–1927 гг. уже 92 развода). А в наиболее большевистски распоясавшейся Москве в 1926 г. уже каждый второй брак вскоре заканчивался разводом: из 1000 браков 477 распадались.

Набирало обороты запущенное безбожниками разложение общества, которое из структурированной по родам общности скатывалось в аморфную блудную массу, и этот селевой поток сметал возможность для зачатых в этих, в том числе и менее месяца длящихся спариваниях, детей расти в нормальных семьях – традиционно оплотах нравственности.

Главный детоубийца на планете

Новая власть задалась формовкой люмпенов. Чем безнравственнее, тем лучше. Собственно, нравственность-то Лениным категорически отрицалась: «Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем» [8], – писал Ленин, который потом и умрет от сифилиса, просто так, как известно, у добропорядочных людей не случающегося. Нравственным у новой власти считалось то, что отвечало целям мировой революции, а им соответствовали, как показывала уже текущая и покажет будущая история, самые что ни на есть аморальные выходки. Сексуальная навязываемая распущенность – это были только «цветочки»…

Побочным явлением потомства от подобных вне- или быстробрачных связей всячески предлагалось не тяготиться, а сдавать их в специальные учреждения для воспитания новых граждан без всяких там буржуазных предрассудков: семьи, любви друг к другу и уж тем более к Родине. Задача стояла: воспитать ратоборцев мировой революции. Да, чем аморальнее, тем лучше: дельцы революции не чурались особо зверских убийств, изощренных насилий, кощунств, святотатств, грабежей…

При вульгарно-профанированной процедуре бракосочетательного и запросторазводного процесса поползли, особенно среди молодежи, и добрачные связи. Это в 1920-е гг. Другое дело, что потом от устроенной в новой стране жизни ее обитателям будет уже не до утех свободной любви. А в годы революции и даже устроенной новыми хозяевами положения Гражданской войны этот экстаз вседозволенного упоения еще всячески подстегивался.

У картины Павла Рыженко

У картины Павла Рыженко

В городе Дмитрове в лихие революционные годы даже за подписью революционерок Крупской и Коллонтай были развешаны листовки с призывами как можно более проще вступать в половые сношения [9]. У Коллонтай даже на этот счет своя теория «стакана» была разработана, согласно которой переспать с кем-то – все равно что выпить стакан воды. Коллонтай нахваливала тех, кто готов бросить мужа из-за работы, окунувшись в бездны «общественно полезного труда». Так обкатывались разные способы «обобществления жен», стирающие из памяти женщины инстинкт материнства.

Когда двое любят друг друга, они чают разомкнуть свое чувство в рождении детей, а когда партнеров уже слишком много, эта дурная бесконечность схлопывается ненавистным отрицанием потомства. Так программировали минус-материнство: стыд умножающегося блуда панически прятал улики. Это все точно входило в сатанинское против Бога и человеческой природы восстание большевиков. Что они сделали? Первыми в современном мире легализовали аборты. Сегодня в России делается абортов больше, чем где-либо в мире, что ставит страну на грань демографической катастрофы, – против такого народа уже даже воевать не надо: все воины перебиты во чреве. В результате инициативы Ленина и его приспешников погибли и гибнут в нашей стране многие десятки миллионов детей. «Ленин является главным детоубийцей на планете», – прямо говорит В.М. Лавров.

Если не покаяться, или Пророчество-надежда

Историк приводит слова святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, об убийстве государя, законной императрицы, цесаревича и великих княжон: «Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь [их] падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его» [10]. То есть ведают ли, что творят (см.: Лк. 23:34), те, кто ратует за своего вождя-террориста и за дальнейшее воздаяние ему почестей всей нашей страной? За что они несут ответственность, какое прошлое воспевают и что остаткам народа готовят?

«Как Христа распяли – кровь его на нас (см.: Мф. 27:25), так и у нас с царем поступили, а этого кровопийцу сделали кумиром русского народа», – говорит схиархимандрит Илий (Ноздрин).

Произошедшее в нашей стране в XX веке явило всему миру непреложность открытых в Священном Писании закономерностей.

«Грех – тяжкий, нераскаянный грех – вызвал сатану из бездны…» – пояснял происходящее святитель Тихон [11]. Чего ждут до сих пор не раскаявшиеся в тяжких грехах последователи и продолжатели «заветов Ильича»? Сторонники прославления цареубийцы Войкова в столице и еще в наименовании более 130 улиц по стране? Какого еще кровавого шоу хотят они для себя и своих детей? А что ждет их души за гробом?

18 ноября 1920 г. с согласия и одобрения Ленина Наркомат здравоохранения и Наркомат юстиции распахнули двери больниц для бесплатного абортирования развращенных ими же девиц, чтобы по живому разрезать плоть тех, кто, возможно, уже не будет матерями. А может быть, их дети будут лишены этого дара после всех принесенных на алтарь диавола закалаемых младенцев, кровь которых вопиет к Богу об отмщении (см.: Откр. 6:9–10).

«Я сделала 27 абортов, а потом и считать перестала…» – это конкретное признание, но случай типичный. Притом что два младенца в этой мясорубке все-таки выжили, однако у самих этих девочек способности родить уже не было. Не давал Бог детей. А каково им было почитать мать, которая в силу внушенной ей естественности процесса и не думала скрывать даже от выживших детей свою обширную практику детоубийства. Тем более проще откровенничают те, кто «всего одного, двух, трех…» убил…

За пятилетку после легализации абортов, к 1926 г. в Москве и тогда уже два года как в Ленинграде практически половина детей шла под нож. Меньше чем через две пятилетки – выживал только один из четырех. Это уже было самоубийство нации.

Уровень жизни определяется прежде всего – это один из самых безошибочных показателей – приростом населения. Если в царской России люди, при имеющихся тяготах, скорбях и трудностях и несмотря на навязываемые смутьянами-пропагандистами недовольство и ропот, жить хотели, то при советской власти при намеренно развязанных Гражданской войне, раскулачивании, расказачивании, насильной коллективизации (при Сталине), при той бездне греха, в которую опрокинули народ, позакрывав все храмы, – тяга к жизни ослабла.

В 1936 г. Сталин запретил аборты. К этому времени страна прошла уже сквозь искусственно созданный голод, когда у хлебопашцев отбирали буквально весь хлеб, обрекая в первую очередь детей на голодную смерть. На эти оплаченные детскими трупами суммы, вырученные от продажи зерна на Запад, в Америке закупали заводы. Вот она – воспеваемая индустриализация и ее устроители! 40% этих заводов-на-крови, как отмечает историк, в 1941 г. разбомбили немцы.
В первые годы коллективизации кто мог пытался спастись бегством: из разоренных деревень в город на «стройки века», устраиваясь такой же тягловой силой, бежали около 10 млн бывших крестьян. В 1932 г. были введены внутренние паспорта, без которых запрещалось переезжать с места на место и устраиваться на работу.

Крестьянам, не успевшим бежать, этих паспортов не дали – так они и оказались прикованными к своим колхозам, как взятые в плен своим правителем невольники-рабы. Колхозникам не выплачивались ни денежные зарплаты, ни пенсии, ни какие-либо пособия. Люди, разуверившись, обманутые, надрывающиеся, отвыкали добросовестно трудиться, воровали (потому-то за это и расстреливали, что обману больше нечем прикрываться, как только насилием), спивались. И страшно, что из поколения в поколение передавали с тех пор ненависть к земле – той самой, что кормила и на которой обживались крепкие зажиточные семьи. Теперь же в сознании детей-внуков-правнуков… укоренялось, что лучшая доля – уехать в город.

Но и здесь карьерная гонка и индустрия развлечений, когда – не до детей. Так нация и продолжает вымирать.

Хрущев эксперимент своих предшественников над Русской землей довершил тем, что, выделив 40 000 малозаселенных деревень, и вовсе упразднил их. Добил живущую испокон веков от земли Россию.

Хотя и про будущее нашей страны есть пророчества, например, преподобного Серафима Вырицкого: «Россия будет жить от земли».

Сколько еще ошибок надо выправить… До сих пор звучат нам завещанием так и не выполненные слова радеющего о своих бедных заблудших детях Патриарха Тихона: «…Никто и ничто не спасет Россию от нестроения и разрухи, пока Правосудный Господь не преложит гнева Своего на милосердие, пока сам народ не очистится в купели покаяния от многолетних язв, и через то не возродится духовно…» [12].

Ольга Орлова

1. Ленин В.И. Письмо членам Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 г. // Известия ЦК КПСС. 1990. №4.

2. Свердлов Я.М. Избранные произведения. М., 1976.

3. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. (ПСС). Т. 26. С. 108–109; Ленинский сборник. Т. 2. С. 195.

4. Латышев А.Г. Указ. соч. С. 20–21; РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 13067. (Ленинская телеграмма в Реввоенсовет Кавказского фронта.)

5. «Эти вампиры подбирали и подбирают себе в руки помещичьи земли, они снова и снова кабалят бедных крестьян. Беспощадная война против этих кулаков! Смерть им!» Ленин В.И. ПСС. Т. 37. С. 41.

6. Ленин В.И. ПСС. Т. 39. С. 315.

7. «Киев. Раковскому, Антонову, Подвойковскому, Каменеву. Во что бы то ни стало, изо всех сил как можно быстрее помочь нам добить казаков». Ленин В.И. ПСС. Т. 50. С. 290.

8. Ленин В.И. ПСС. Т. 41. Задачи союзов молодежи (речь Ленина на III съезде комсомола). Сравнить у Гитлера: «Я освобождаю вас от химеры совести».

9. В основе этой идеи – слова Энгельса из книги «Происхождение семьи, частной собственности и государства»: «Если нравственным является только брак, основанный на любви, то он и остается таковым только пока любовь продолжает существовать. Но длительность чувства индивидуальной половой любви весьма различна у разных индивидов, в особенности у мужчин, и раз оно совершенно иссякло или вытеснено новой страстной любовью, то развод становится благодеянием как для обеих сторон, так и для общества. Надо только избавить людей от необходимости брести через ненужную грязь бракоразводного процесса».

10. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917–1943. М., 1994. С. 142–143. Слово Патриарха Тихона записано протоиереем П.Н. Лахостским, запись просмотрена и одобрена Патриархом. Отсутствие какого-либо черновика подтверждает наблюдение протоиерея о выступлении Тихона экспромтом. Патриарх высказал то, о чем мучительно думал с 19 июля, когда ВЦИК объявил о расстреле.

11. Там же. С. 149–151.

12. Там же. С. 164.

Комментарии закрыты