О преставившемся ко Господу 28 апреля этого года последнем псково-печерском старце архимандрите Адриане (Кирсанове) рассказывают сопастыри и чада.

Игумен Хрисанф (Липилин), келейник старца архимандрита Адриана (Кирсанова):
– Старец архимандрит Адриан, в миру Алексей Андреевич Кирсанов, родился 17 марта 1922 г. в деревне Турейка Троснянского района Орловской области и вместе с братом Михаилом и сестрой Верой получил благочестивое родительское воспитание. Мама, Феодосия Спиридоновна, проведя детей сквозь многотрудную жизнь, закончила свои земные дни в Сергиевом Посаде, вблизи Лавры Преподобного Сергия, где тогда уже подвизался ее сын-священноинок.

Как многие современники, Алексей Кирсанов сполна познал отчаяние бедности и даже страх голодной смерти, тяготы войны, окружения и последующей солдатской службы, ценность человеческого добра и евангельского сострадания к ближним и дальним.

Всех любил, а детей особенно

Всех любил, а детей особенно

После увольнения из армии в 1942 г. по состоянию здоровья Алексей трудился в Москве кузнецом на оборонном заводе, жил по-христиански благочестиво и скромно. В домонастырский период жизни будущего старца Господь Бог неоднократно касался его Своей Десницей, покрывая, чудесно защищая Алексея от неминуемых неприятностей и даже смерти. Не единожды Алексею были явлены откровения Божии, сохранившие свое пророческое и покаянное значение вплоть до конца его долгой жизни – батюшка преставился на 97-м году. Таким образом, в юношу всеивалась спасительная вера в Бога и Его премудрый Промысл о каждом человеке, накрепко утверждалась мысль посвятить всего себя покаянию и служению Милосердному Спасителю и Господу.

Лишь в 1953 г. исполнилось сердечное стремление Алексея Кирсанова – он был принят в число братии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры тогдашним наместником архимандритом Иоанном (Разумовым), впоследствии митрополитом Псковским и Порховским. Смиренно приняв на себя благословенный крест монашества и священства, иеромонах Адриан (Кирсанов) стал духовным воспитанником архимандрита Кирилла (Павлова), порой неисходно в течение дня находясь в его келье, а также выполняя различные поручения своего наставника.

Именно по благословению архимандрита Кирилла иеромонах Адриан в 1964 г. начал служение молебнов об изгнании из людей злых духов, именуемых в народе «отчиткой» бесноватых. Сострадание к страждущим, стремление помочь обрести духовную свободу порабощенным грехами, пороками и непосредственно демонами, а также святое послушание своему духовному отцу побудили иеромонаха Адриана встать на такое редкое жертвенное церковное служение, которое впоследствии архимандрит Софроний (Сахаров) в своем письме старцу в 1993 г. сравнил с «пролитием крови».

Старец Адриан (Кирсанов)

Старец Адриан (Кирсанов)

Молебны об изгнании из людей злых духов старец продолжал регулярно служить полных 30 лет вплоть до 1994 г., до тех пор, пока отец Софроний в переписке не посоветовал ему оставить это тяжелое, уже непосильное, полное скорбей и чрезмерного подвига делание.

А в советское время именно благословенное служение «отчиток» и стало поводом для сильнейшего конфликта отца Адриана и представителем государственной власти – уполномоченного по делам религий Московской области. В результате в 1975 г. иеромонах Адриан был переведен, а точнее сослан, из подмосковной Троице-Сергиевой Лавры в далекий от столицы Псково-Печерский монастырь.

Однако и на новом месте продолжилось это великое самоотреченное служение Богу и несчастным, духовно больным людям. На этом поприще отец Адриан сподобился великих дарований и милостей Божиих. Однажды я был свидетелем изгнания демона и полного исцеления страдавшей женщины всего лишь тремя словами батюшки.

Прожив жизнь, полную испытаний и преданности воле Божией, научившись слышать и слушать голос Спасителя в своем сердце, старец Адриан не хотел и не мог скрывать от приходящих к нему не только церковных, но и совсем не церковных людей благодатных слов спасения и евангельской истины. Если и случалась редкая погрешность в слове, то старец с удивительным смирением, заботой, а порой и настойчивостью прилагал усилия к исправлению ошибки и утешению опечаленного им человека.

И чадца Божии благодарно отзывались на христоподражательное смирение и великую евангельскую любовь подвижника к каждому приходившему человеку, с надеждой и радостью стремились напитаться плодами его ответственных духовных трудов, десятки лет во множестве приезжая на благословение к отцу Адриану в Псково-Печерскую обитель.

Старец иногда общался со своими духовными чадами и по телефону.jpg

Старец иногда общался со своими духовными чадами и по телефону.jpg

По свидетельству очевидцев, одним из удивительных плодов общения со старцем Адрианом было уверенное принятие его простого слова как Божией правды, ясное понимание повсеместной близости Благодати Святого Духа, ежедневно созидающей и питающей силы ищущего Христа человека, делающей осмысленным и спасительным несение его жизненного креста.

Раба Божия N, чадо и помощница старца Адриана:
– Все батюшке, бедному, докучали. Батюшка со службы медленно-медленно шел, идет, каждому что-то объясняет…

У меня, помню, хозяйка очень строгая была, у которой я комнату снимала. Один раз я с хозяйкой поругалась. Ну, как-то огрызнулась на нее. И у меня стало плохо с сердцем.

– Иди к батюшке! – говорит мне хозяйка.
– Да я не могу!
– Все равно вставай и иди!

«Ладно, – думаю, – встану, чтобы она от меня отстала». Еле-еле поднялась и поплелась в монастырь. Захожу, там батюшка один почему-то идет по соборной площади перед Успенским собором. Я подошла под благословение, а вид у меня, наверно, такой, что батюшка сразу спросил:

– Что такое?
– Так плохо с сердцем… – просипела я.
– А почему?
– Да вот с хозяйкой поругалась…
– Ты попроси у нее прощения.
– Батюшка, да я уже…
– Ну вот, и больше не ругайся. Все будет хорошо, – перекрестил и отпустил меня.

Я вышла из монастыря, думаю, надо бы в магазин зайти что-то купить, ничего дома нет… В один магазин зашла, в другой… Потом еще где-то побывала. Возвращаюсь домой, выкладываю на стол продукты. А хозяйка так строго:

– Попала к батюшке?
– Попала… А вы откуда знаете?
– Ну, раз ты по магазинам пошла, значит, сердце у тебя уже так не болит; а если не болит – значит, батюшка помолился.

Молиться нас батюшка всех индивидуально учил, кому какое правило давал. Мне однажды сказал:

– Ты три поклона-то сможешь сделать?
– Конечно, смогу.

Он так и благословил.

А до этого я хорохорилась:

– Что это три? Я тридцать три сделаю!
А он свое:
– Сделай три поклончика…
Видел, кто на что способен.
Я помню, даже маме пожаловалась:
– Мама! Он мне всего три поклона дал!
– Это потому что отец Адриан видит, какая ты гордая… Вот он всего-то три поклончика и дал тебе. Хватит!
На службы ходить благословлял каждый день.

От мирских грехов отвращал: не ходить ни по каким светским заведениям типа ресторанов, кинотеатров. Детей от всяких хэллоуинов отваживал.
По грехам советовал: поменьше есть, поменьше спать. Почаще в храме бывать, молиться. Постом и молитвой бесы изгоняются.

Как-то раз мы уже двери, помню, закрываем, а смотрю, женщина поспешает:

– Подождите, подождите, мне к отцу Адриану надо, у меня столько горя…
Такая молодая, красивая, а сама на двух клюшках идет.

Как упала перед ним на колени, рыдает по-страшному: и у самой ноги отнимаются, работу потеряла, и сын от храма отбился, мать на Украине, а там война началась. Батюшка ее так ласково называет, помазал маслицем. И вот через год возвращается… Какая-то красавица идет по коридору.

– Я приехала, – говорит, – поблагодарить.

И ноги у нее исцелились, и сын в храм вернулся, и у мамы все наладилось.

Детей батюшка очень любил. Однажды маленький мальчик на одной ножке вокруг батюшки все прыгал, а отец Адриан его так ручкой по головке, благословляя, провожал за себя, а потом вновь встречал с другой стороны.
Всех любил, а детей особенно!

Иеромонах Всеволод (Поцелуев), настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы села Пожеревицы Псковской митрополии:
– Когда меня рукоположили в 1989 г., я первую свою службу в Никольском храме служил вместе с отцом Адрианом. Вокруг него всегда было много людей. Это пастырь, полагавший душу свою за овцы своя. Многих он духовно врачевал. Ни на кого не гневался, с большой простотой сокрушенно выслушивал исповеди, давал наставления.

Как много к нему пришло на прощание! У него чада по всему свету. Он очень многим помогал даже в безвыходных ситуациях. Люди на грани отчаяния обращались к нему, и он говорил:
– Если будете слушаться, все будет слава Богу.

И Бог по их послушанию и его молитве помогал. Многих исцелял.

За литургией, когда он служил, чувствовалась его любовь ко всем, он не перебирал: болящий человек, не болящий – всех любил. Бывает, иными люди даже брезгуют, а у него этого не было. Каждую душу он принимал в свои объятия.

Погребение архимандрита Адриана (Кирсанова) в Псково-Печерском монастыре 30 апреля

Погребение архимандрита Адриана (Кирсанова) в Псково-Печерском монастыре 30 апреля

Наталия Кочина, сотрудница паломнической службы Псково-Печерского монастыря:
Я была городская, наряжусь, приду – а он и не поворачивается, когда так приходила. Он, кстати, как-то и со спины, если подойдешь к нему так, по случаю многолюдства, – все равно мог почувствовать, кто к нему приблизился. Помню, надо было жилье приобретать, денег всего ничего, присмотрела старенький домик… Стою – один вопрос: «Брать – не брать?» Вдруг батюшка поворачивается и при всех:

– Ой, Наташенька, доченька, брать! Конечно, брать! – так обрадовался, как будто это он дом покупает.
– Батюшка, там печка, а я печки разве что в кино видела… И еще колодец…
А он так пристально посмотрел и говорит:
– Слава Богу! Все устроится, я помолюсь.
Действительно, все устроилось, до сих пор там живу и все – слава Богу! А до этого намыкалась на съемных квартирах.
Моему брату, также настроенному в Печорах купить домик, батюшка так внезапно сказал:
– А у тебя здоровье есть на дом? Квартиру лучше покупай!
– Ой, в Печорах квартиру… – потом даже понегодовал брат, но купил все-таки по благословению старца квартиру, хотя и чувствовал в себе тогда достаточно сил, чтобы заняться хозяйством. Но вскоре брат тяжело заболел и через год преставился. Конечно, супруге было бы сложно, ухаживая за ним, еще и дом тянуть, да и после тоже. Вот так батюшка все предвидел.

А как-то я пришла к батюшке, было совсем уж сложно, в том числе и в финансовом отношении, возникли непредвиденные расходы, я одна воспитывала сына. Спрашиваю:

– Батюшка, а может, мне обратиться к его отцу, чтобы он нам помог?
– Наташа, он тебе скажет: а как ты его растила до 18 лет, как-то же обходилась? Не надо. Не почувствуешь ты этой помощи. Вырастит твой сын и будет тебе помогать.

Я послушалась, так все и устроилось в который раз по батюшкиному слову.

– Ты платье это как себе покупала? – однажды вдруг спросил меня батюшка, и дальше задает наводящие вопросы. – Наверно, ткань долго выбирала?..
– Ну конечно, батюшка…
– А мужа как ты выбирала?!
Или, помню, прихожу к отцу Адриану:
– Батюшка, сын школу заканчивает, в институт не поступит – так в армию заберут.
Какое-то такое тревожное состояние у меня было.
– Нечего ему там делать, – вдруг говорит батюшка. – Здоровье у него есть?
– Нет, здоровья, батюшка, нет.
– Пусть ложится в больницу, полечится. А в армию не надо.

Так все и произошло.

Пришли мы к отцу Адриану как-то с братом. Решался вопрос выбора жизненного пути:

– Батюшка, куда мне: в монахи или в женатые священники идти?
– Ты сначала поработай, – говорит ему старец, попреподавай (а у брата первое высшее образование педагогическое), – а при храме просфоры попеки, потом женишься и станешь священником.

Все так и устроилось.

Подготовила Ольга Орлова

Комментарии закрыты