Часто ли мы задумываемся о научном, а более того – образовательном смысле наших вузов? Возможно, к этому подвигнет данное размышление о Божиих людях русской истории, культуры, образования, явивших верность евангельскому призванию «ищите же прежде Царства Божия и правды Его».

Учащие и учащиеся Поволжского православного института хорошо знают, что не зря наречен институт Алексеевским. Более того: имя русского первосвятителя ХIV века в титуле современного высшего учебного заведения – как имя Пушкинского Дома в Академии Наук – «звук понятный и знакомый, не простой для сердца звук». Столь высокий и авторитетный титул, между прочим, означает, что у института есть свой собственный праздник, актовый и торжественный, но вместе с тем неформальный и всем понятный – именины.

Поволжский православный институт

Поволжский православный институт

И если, как мы помним, у пушкинской Татьяны и всех российских учащихся «веселый праздник имянин» 25 января, то у Алексеевского института к этому дню добавляются еще и летние именины 2 июня – в день памяти Московского первосвятителя. Пожалуй, кто-то из слишком заинтересованных учащихся захочет спросить: какой научный и – шире – образовательный смысл заключают не столь уж типичные для отечественного образовательного пространства институтские именины? Как учащий со стажем и соответствующей квалификацией напомню классику: «Да здравствуют музы, да здравствует разум!» Лучше нашего первого поэта о празднике мысли и о торжестве «волшебных звуков, чувств и дум» все равно не скажешь. Одним словом, именины в статусе институтского актового праздника – это новое открытие русского слова, соединяющего различные исторические эпохи и первых представителей этих эпох в единую духовную и культурную семью. Все в полном соответствии с живой классической традицией, предсказавшей наступление рано или поздно мирных времен, «когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся».

Святитель Алексей митрополит московский

Святитель Алексей митрополит московский

В размышлениях о первых исторических лицах Отечества и их духовной близости может быть уместен и такой, совсем не праздный, вопрос: на какой день церковного календаря приходятся именины самого первосвятителя, кто был небесным покровителем благочестивого русского подвижника, имя которого украшает официальный титул Поволжского православного института? Ответ как будто давно и хорошо известен. В 1320 г. будущий первосвятитель «принял, – как указывают церковные источники, – монашеский постриг в московском Богоявленском монастыре с предвозвещенном ему в сновидении именем Алексий». Разумеется, речь идет о преподобном Алексии, человеке Божием (прославился в V веке в Риме, память 30 марта), и в честь которого Московский митрополит основал Алексеевский монастырь. Между прочим, тот самый, напротив которого живет загадочная Акулина Петровна Курочкина, упоминаемая в пушкинской повести «Барышня-крестьянка», и именно благодаря такому замечательному соседству, становится во многом понятен счастливый финал романтических приключений Лизы и Алексея. Дело здесь не в слишком вольных литературных или читательских аллюзиях, а в том, что вместе с житием преподобного Алексия, человека Божия, получившим необычайно широкое распространение на Руси, пришла простая и понятная, близкая сердцу благочестивого читателя заповедь: «Ищите человека Божия». Разумеется, ищите не из праздного любопытства, а во славу Божию и для спасения души. Как бы то ни было, но поиск истины – главная и, пожалуй, единственная цель подлинных научных штудий. Тем более исторических и художественных. «Найти в человеке человека», – именно так определил Ф.М. Достоевский собственную творческую сверхзадачу и, пускай в самом кратком виде, представил конспект национально-исторической аксиоматики всей русской словесности, древней и новой, научной и художественной. «Вольному – воля, а спасенному – рай». Свобода выбора не должна подменять поиск призвания, всегда провиденциального, а потому превышающего любые частные инициативы и сиюминутные варианты. Ну, а для верного понимания научных открытий Н.М. Карамзина, прежде всего, необходимо помнить, что история души человеческой, ищущей правды Божией, дает ключ к постижению истории целого народа и его самодержавного служения – аксиома, имплицитно выраженная в житии преподобного Алексия, человека Божия.

Святитель Алексий

Святитель Алексий

Отечество не выбирают. Это само собой разумеющееся для монархически убежденного Карамзина положение или, другими словами, исходная аксиома, конечно же, предполагает творческое осмысление и, главное, объективное повествование, свидетельствование («Описывай не мудрствуя лукаво»). Символично, что о державном подвиге ученого поведал Urbi et Orbi не кто-нибудь, а первый поэт России: «Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка – Коломбом».

Актовый праздник Поволжского православного института

Актовый праздник Поволжского православного института

Если продолжить размышления о специфике научной аксиоматики в ее национально-историческом аспекте, то можно с уверенностью констатировать на самом деле очевидный факт: между Московским первосвятителем Алексием, первым историком и первым поэтом существует несомненное духовное родство, отчасти даже психологическая близость. Это не просто первые лица России, а Божии люди русской истории и культуры, явившие верность евангельскому призванию: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его». Вероятно, поэтому слово таких людей становилось в высшей степени авторитетным для официальных и даже весьма титулованных лиц, к нему прислушивались, в том числе, венценосные особы. Так, например, когда в 1811 г. Карамзин представил Александру I «Записку о древней и новой России», то реакция государя оказалась экстраординарной – был дан мощный импульс для формирования русской консервативной мысли. «Впервые на официальном уровне, – по мысли современного исследователя, – указано было на издержки петровских преобразований для континуитета русской культуры». Иными словами, европоцентризм петровской модернизации, разделивший единую прежде русскую культуру на две отдельные части – церковную и секулярную, – начинает неумолимо терять значение судьбоносного выбора реформатора на троне, волей-неволей поставившего под сомнение провиденциальный смысл существования русской цивилизации, ее всемирное духовно-историческое призвание. Призвание, непонятное, между прочим, без образа преподобного Алексия, человека Божия, таким, каким он пришел на Русь через житийное повествование. Не понять континуитет между древней и новой Россией и без образа святителя Алексия, церковной памяти, совершаемой 2 июня. Так что актовый праздник Поволжского православного института, отмечаемый в этот же день, должен по праву стать событием и научным, и образовательным.

Николай Михайлович Карамзин

Николай Михайлович Карамзин

Наконец, мы можем добавить к нашим размышлениям о Божиих людях в русской истории еще одно наблюдение, касающееся профетической природы памятных дней. Земной путь Н.М. Карамзина завершился 3 июня 1826 г. То есть в церковном календаре имена Московского первосвятителя и первого нашего историка стоят рядом. Ничто не мешает нам задуматься о смысле последних слов «Истории Государства Российского», написанных автором буквально в последние часы жизни. Рукопись Карамзина повествует об ужасах Смуты начала ХVII века и, как считают исследователи его научного наследия, обрывается на фразе «Орешек не сдавался». Крохотная крепость на Северо-Западе Руси, конечно, была не силах противостоять натиску превосходящего противника, дни ее были сочтены. Но в бою за спасение Отечества – и один в поле воин! Вера в победу творит чудеса, а православие – это религия победы. Против веры, двигающей горами, бессильна даже самая современная военная или политическая стратегия. Источник победы – слово псалмопевца, то есть человека Божия: «Сии на колесницах, и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем». Только в таком конфессиональном контексте можно понять отчеканенную Пушкиным крылатую формулировку, настоящий ключ к главному исследованию Карамзина: «История Государства Российского» есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека». Воистину в каждом пушкинском слове – «бездна пространства». И еще: преодоление европоцентрического подхода в изучении русского летописного наследия, выработка самостоятельной исторической аксиоматики, создание основы для поиска соответствующей предмету исследования научной методологии – все это, конечно же, подвиг честного человека. Без него не было бы и пушкинского шедевра («я предпринял литературный подвиг») – государственной драмы «Борис Годунов». Не случайно драма была посвящена «драгоценной для россиян памяти Николая Михайловича Карамзина». Памяти, как было сказано, совершаемой Церковью 3 июня, накануне Дня русской культуры, не зря приуроченного к Дню рождения первого русского поэта, давшему имя Дому в Академии Наук и соединившему все поколения учащих и учащихся России словом человека Божия:

Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу,
Своих царей великих поминают
За их труды, за славу, за добро –
А за грехи, за темные деянья
Спасителя смиренно умоляют.

Александр Ильин

Александр Ильин

Справка
Александр Анатольевич Ильин – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Поволжского православного института имени святителя Алексия, митрополита Московского (г. Тольятти)

Комментарии закрыты