О том, как организовать работу семейных клубов трезвости на приходах храмов, помочь зависимым людям вернуться к жизни, рассказывает врач – психиатр-нарколог Андрей Магай.

История создания семейных клубов трезвости в мире относится к 1964 г., когда в атеистической Хорватии в городе Загреб начал активную работу по развитию программы внебольничной реабилитации зависимых от алкоголя и членов их семей хорватский психиатр Владимир Худолин. Необходимо отметить, что мировоззрение Владимира с детства формировалось в католической религиозной традиции.

Развивая семейный подход в амбулаторной реабилитации, Худолин опирался на опыт терапевтических сообществ Максвелла Джонса и общую теорию систем Бинсвангера. Первоначально присущий реабилитационной модели социально-экологический взгляд на природу алкоголизма впоследствии был пересмотрен, в результате чего был сформирован целостный подход, включающий в себя и духовное измерение.

Опыт югославских семейных клубов трезвости был подхвачен и успешно реализован в соседней Италии, где к 90-м гг. ХХ века насчитывалось уже свыше 2500 клубов. Затем программа получила распространение в 35 странах мира, а сегодня существует свыше 3500 клубов трезвости.

В России семейные клубы трезвости появились благодаря сотрудничеству Русской Православной Церкви и итальянской программы реабилитации. В 1992 г. команда специалистов под руководством протоиерея Алексия Бабурина прошла обучение в Италии и стала реализовывать программу в России. С этого времени ее бессменным руководителем является отец Алексий, а в 2011 г. группой единомышленников под его руководством в Минюсте было зарегистрировано Межрегиональное общественное движение в поддержку семейных клубов трезвости.

Второй съезд семейных клубов трезвости в Донском монастыре

Второй съезд семейных клубов трезвости в Донском монастыре

Как организовать семейный клуб трезвости на приходе

Семейный клуб трезвости – это сообщество добровольно объединившихся для решения проблем зависимости. Семьи встречаются для объединения усилий на пути к трезвому образу жизни и духовно-нравственному становлению. Организация такого клуба не требует значительных затрат: настоятелю необходимо получить благословение на его создание у викарного епископа. После этого на информационном стенде и в притворе храма размещается объявление о начале клубных встреч. Наиболее благоприятные условия складываются тогда, когда после церковной службы настоятель или ответственный за клубную работу священник расскажет о начале работы приходского семейного клуба трезвости. Четкая информация о времени и месте встреч, а также разъяснение основных принципов работы способствует возникновению необходимого доверия к работе клуба у прихожан.

Создание семейного клуба трезвости не всегда является легкой задачей. В ряде случаев это связано с высокой степенью занятости настоятеля прихода, в других случаях не удается встретить необходимой заинтересованности со стороны правящего архиерея. Бывает и так, что уже созданный клуб вынужденно прекращает свою работу из-за возникших недоумений относительно его деятельности у священства или прихожан. Как правило, это бывает в тех случаев, когда первоначальный мотив к созданию клуба преследует цели, отличные от реальной помощи людям.

Удачным примером сотрудничества семейного клуба трезвости и коллектива театра можно найти в истории Михаила Григорьевича Щепенко: «Мы, руководители театра русской драмы «Камерная сцена», столкнулись с новой для нас проблемой. Человек 10 в нашей труппе оказались алкоголиками. В работе театра произошли серьезные сбои. Нам говорили, что нужно расстаться с такими работниками, они лишь мешают и дискредитируют нашу деятельность. Но дело в том, что наш театр сформирован по принципу семьи, и прогнать сына нам невероятно сложно. И вот здесь возник, как чудо, отец Алексий. Пройден большой совместный путь. Проблемы алкоголизма на данный момент в театре не существует. Часть наших ребят дала обет трезвости. Кто-то, увидев, что пути наши сильно расходятся, к сожалению, ушел… Самое прекрасное, что существует в нашей общине трезвости (и составляет целительный секрет ее деятельности), это стремление не к излечению тела при больной душе, а к излечению души, которое возможно только с Богом».

Для проведения клубных встреч не требуется специальных условий: небольшое помещение, в котором могут одновременно находиться до 15 человек, стол и стулья, неприхотливая посуда для чаепития и возможность два часа в неделю устраивать собрания общины. Чаепитие создает обстановку неформального общения. Разговор «по душам», который зачастую в обыденной обстановке мы проводим на кухне, помогает глубже разобраться с проблемами, с которыми приходится сталкиваться пьющему человеку и членам его семьи.

На встречах в клубе беседы не являются лекцией о здоровом образе жизни, не носят морализаторский или нравоучительный характер. Самое главное для участников встречи клуба трезвости – чтобы общение стало честным и доверительным разговором между всеми участниками – и зависимыми, и членами его семьи. Не всегда такой разговор бывает только доброжелательным, возможны и обсуждение «острых» тем, и нелицеприятные высказывания.

Встречи в семейном клубе трезвости для многих участников становятся глотком свежего воздуха. И получая на встречах необходимую душевную и духовную поддержку, они стремятся на еженедельные занятия, зачастую преодолевая трудности на этом пути. По мнению большинства общинников, значимым эффектом в результате клубного общения является безусловное чувство радости. Только полнотой этого чувства можно объяснить тот факт, что люди, находившиеся в цепких объятиях алкогольного или наркотического дурмана, устремляются по пути освобождения от рабства пагубных страстей. И тогда понятными становятся слова Дмитрия, одного из участников клубного движения: «Первое время приходилось себя за шиворот тащить в Ромашково. Казалось бы, ну что такого, о чем-то таком светском и приятном беседа была? Вроде бы ничего сверхъестественного, а такой заряд бодрости, радости и любви – просто откровение! И целую неделю – никаких мыслей о выпивке. Это для меня до сих пор загадка. Может быть, батюшкина первая профессия психотерапевта дает себя знать. Ну и воля Божия, конечно, на нас грешных, и милосердие Его.

Андрей Игоревич Магай

Андрей Игоревич Магай

Дальше втянулся, и уже в радость встречаться со всеми братьями и сестрами. А какие чудные паломнические поездки! В одной из них Господь сподобил меня дать обет трезвости. Батюшка и община не только открыли мне путь к трезвости, но и открыли врата в Церковь».

Настоящее исцеление возможно только в случае коренного изменения всего образа жизни – не только поведения, но и образа мыслей, ценностных и личностных смыслов. О преодолении наркотической зависимости в семейном клубе трезвости рассказывает Яна. «С 30 до 37 лет я употребляла наркотики. Моя старшая дочь (первая из двойни) стала инвалидом по причине того, что ее уронили в роддоме. Я боролась пару лет, но сдали нервы, и я выбрала путь ухода от реальности. Потеряла почти все: друзей, работу… Меня ограничили в родительских правах на троих старших детей (благодаря появлению четвертого я и захотела вернуться к жизни), за бесценок продала машину, которую покупала сама на свои заработанные пением деньги. Я предпринимала много попыток бросить наркотики, но ничего не помогало. Одна добрая женщина рассказала моей маме про клуб трезвости при храме. Почти не веря в возможное исцеление, я стала ходить туда. И вот уже четвертый год я не пью, не курю, не колюсь. Слава, Тебе, Господи! Вернулся голос, я возобновила творческую деятельность».

Андрей Магай

Справка
Андрей Игоревич Магай – психиатр-нарколог, младший научный сотрудник ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», заместитель председателя правления по научно-аналитической работе Межрегионального общественного движения в поддержку семейных клубов трезвости.

Комментарии закрыты