7 февраля – День памяти священномученика Петра (Зверева). Свой земной путь он окончил на анзерской Голгофе.

Жить по уставу

Новомученик Петр (в миру Василий Константинович Зверев) родился 18 февраля 1878 г. в Москве. Отец его, приходской священник, был настоятелем храма во имя Александра Невского при доме московского губернатора, затем служил в Сергиевом храме при Чудовом монастыре в Кремле. В семье было четверо детей: три сына – Арсений, Кассиан, Василий и дочь Варвара.

В 1895 г. Василий Зверев окончил гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского Университета. Через четыре года подал прошение с просьбой зачислить его на первый курс Казанской духовной академии, и после испытаний был принят в число студентов.

19 января 1900 г. в возрасте 22 года Василий принял монашеский постриг с именем Петра и рукоположен в сан иеромонаха. В 1902 г. окончил Казанскую академию со степенью кандидата богословия, был назначен преподавателем в Орловскую духовную академию. В 1903 г. иеромонах Петр перевелся в Князь-Владимирскую церковь при Московском епархиальном доме с определением на должность епархиального миссионера, а в 1907 г. он стал инспектором Новгородской духовной семинарии. В июне 1909 г. его назначили настоятелем Белевского Спасо-Преображенского монастыря Тульской епархии, 8 августа 1910 г. возвели в сан архимандрита.

Белевский монастырь находился недалеко от Оптиной пустыни, и, пользуясь близостью к обители, архимандрит Петр проводил многие часы в беседах с оптинскими старцами. Бывая в Сарове и Дивееве, отец Петр не упускает случая навестить блаженную Прасковью Ивановну. Ее ежедневным послушанием было вязание чулок или прядение, сопровождаемое Иисусовой молитвой. Эта пряжа особо ценилась в Серафимо-Дивеевской обители: из нее делали пояски и четки. Однажды блаженная подарила архимандриту Петру холст своей работы, из которого он впоследствии сшил себе архиерейское облачение и хранил его на свое погребение.

Священномученик Петр

Священномученик Петр

В 1916 г. архимандрит Петр идет служить священником в действующую армию, а после Февральской революции 1917 г. назначается настоятелем Тверского Свято-Успенского Желтикова монастыря. В феврале 1919 г. на праздник Сретения Господня святитель Тихон в Москве возглавляет хиротонию отца Петра, назначая его епископом Балахнинским, викарием Нижегородской епархии, в помощь правящему архиерею архиепископу Евдокиму. Владыка переезжает в Нижний Новгород и поселяется в Печерском монастыре на берегу Волги.

Обитель находится в упадке, братии мало, стены и потолок древнего собора в честь Успения Божией Матери черны от копоти. Епископ призывает народ привести храм в порядок, сам первый встает на лестницу, промыв часть потолка.

В малые праздники всенощное бдение продолжается в обители пять часов, под воскресенье – шесть, а в двунадесятые – семь часов. Порой всенощная длится всю ночь, и владыка привлекает к службе всех усердствующих прихожан, так как певчие не выдерживают столь продолжительного стояния на клиросе. Владыка же неизменно находится на своем месте против иконы Печерской Божией Матери и часто сам читает шестопсалмие.

«Страдания очищают душу»

В мае 1921 г. владыку арестовали. Его задержание вызвало трехдневную забастовку на военном заводе в Сормове. Местные власти обещали выпустить владыку, но обманули рабочих, отправив его в Москву, на Лубянку.

Епископ Петр вспоминал, что вынужденное безделье было томительным, и он много беседовал с находившимся в той же камере моряком. Результатом этих бесед стало то, что он снял с себя крест и надел на матроса. С тех пор, пока он находился в заключении, ему не успевали присылать нательные крестики – владыка непрестанно проповедовал, обращал людей к вере, снимал с себя очередной крест и надевал на обращенного. Однажды он сказал: «Я хотел бы открыть и показать им свое сердце, как страдания очищают душу».

В праздник Анастасии Узорешительницы, 4 января 1922 г., владыка был освобожден и через некоторое время уехал в Тверь в связи с назначением епископом Старицким, викарием Тверской епархии.

19 сентября 1922 г. епископ Петр обратился к тверской пастве с воззванием, в котором объяснил пагубную сущность обновленческого движения. За это владыку снова арестовали, доставили в Москву, затем – по этапу – в Ташкент, после – в ссылку в Перовск (Кзыл-Орду).

Летом 1924 г. владыку вызволил из заключения Патриарх Тихон: он подал властям список архиереев, без которых не может управлять Церковью. Епископа Петра направили в Воронеж в помощь 87-летнему митрополиту Владимиру (Шимковичу), после его смерти владыка был назначен на Воронежскую кафедру с возведением в сан архиепископа.

И в храм и в дом пастыря непрерывно шли люди со своими нуждами. Власти были этим недовольны, вызовы владыки в ГПУ следовали один за другим. По словам очевидцев, входя в комнату, святитель Петр прежде всего искал глазами икону, а не найдя ее, крестился на правый угол, делал поясной поклон и лишь после этого начинал разговор со следователем.

26 марта 1927 г. архиепископ Петр был осужден на 10 лет лагерей «за контрреволюционную деятельность против советской власти» и отправлен на Соловки.

Новомученик Петр (Зверев)

Новомученик Петр (Зверев)

Глава Соловецкого духовенства

Первое время лагерное начальство проявляло относительную мягкость к заключенным: священнослужителям разрешалось посещать кладбищенскую церковь во имя преподобного Онуфрия Великого. Монахиня Арсения, находившаяся в ссылке одновременно с владыкой, вспоминала, что при разгоне Соловецкой обители, начальство предложило желающим монахам остаться вольнонаемными. «Шестьдесят монахов на это согласились. Им оставили церковь на кладбище. Ежедневно там совершались службы: с 6 часов вечера всенощная и в 4 часа утра – литургия».

На Соловках владыка подружился с архиепископом Иларионом (Троицким), даже завещал ему свою перламутровую панагию с Тайной Вечерей. Но владыка Иларион скончался раньше…

После смерти архиепископа Илариона владыка Петр был избран ссыльным епископатом главой Соловецкого православного духовенства. Нравственная высота святителя была такова, что даже с метлой в руках, в роли дворника или сторожа, он внушал невольное благоговейное уважение. Святитель медленно проходил мимо смущенного начальства, слегка опираясь на посох и не склоняя головы: на фоне древних стен монастыря его фигура казалась пророческим видением.

В октябре 1928 г. владыка Петр был отправлен на остров Анзер, в VI отделение Соловецкого лагеря, за то, что крестил в Святом озере заключенную-эстонку.

Икона священномученика Петра (Зверева)

Икона священномученика Петра (Зверева)

На Анзере святитель работал счетоводом. Из его письма:

«Слава Богу за все… Не так живи, как хочется, а как Бог велит. Писем ни от кого давно не получаю, наверное, вследствие закрытия навигации. Наверное, и от меня стали реже приходить, хотя могут быть и другие, не зависящие от нас причины… У нас, по-видимому, настала настоящая зима, с ветрами и метелями, так что ветер едва не валит с ног… Живу в уединенном и пустынном месте на берегу глубокого морского залива, никого не вижу, кроме живущих вместе, и могу воображать себя пустынножителем».

Здесь владыка составил акафист преподобному Герману Соловецкому. Открытки с частями текста он посылал по разным адресам своим духовным чадам. Впоследствии им удалось собрать и восстановить весь акафист.

В конце 1928 г. владыка заболел тифом и в январскую стужу 1929 г. был доставлен в Голгофо-Распятский скит. Очевидец свидетельствует: «В тесных помещениях, битком набитых людьми, стоял такой спертый дух, что само пребывание в нем более продолжительное время казалось смертельным. Большая часть людей, несмотря на мороз, была совершенно раздета, голые в полном смысле слова, на остальных – жалкие лохмотья. Истощенные лица, скелеты, обтянутые кожей, голыми выбегали, шатаясь, из часовни (церкви Воскресения Христова) к проруби, чтобы зачерпнуть воды в банку из-под консервов. Были случаи, когда, наклонившись, они умирали».

Владыку положили в «палату», которая размещалась у алтаря церкви в честь Распятия Господня. В день кончины его духовному сыну, лежавшему в той же палате, было видение: в 4 часа утра он услышал шум, словно влетела стая птиц, открыл глаза и увидел святую великомученицу Варвару со многими девами. Она подошла к постели владыки и причастила его Святых Христовых Таин. Вечером священномученик несколько раз написал на стене карандашом: «Жить я больше не хочу, Господь меня к Себе призывает».

В последний раз написал «не» – и рука его упала.

Он скончался 7 февраля 1929 г. в день памяти иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Тропарь этой иконе всегда пелся на службах владыки «Утоли болезни многовоздыхающия души моея, Утолившая всякую слезу от лица земли: Ты бо человеков болезни отгоняеши и грешных скорби разрешаеши. Тебе бо вси стяжахом надежду и утверждение, Пресвятая Мати Дево».

Первоначально владыку похоронили в общей могиле, со всеми погибшими от тифа. Однако через несколько дней заключенные решили перезахоронить святителя в отдельном месте. Монахиня Арсения, присутствовавшая при этом, рассказывала: «Открыли общую могилу. Все умершие лежали черные, а владыка … в рубашечке, со сложенными на груди руками, белый… Три священника на простыне подняли его из могилы, расчесали волосы, отерли лицо и начали прямо на земле облачать». Один из священников, архимандрит Феодосий (Аламзов) вспоминал: «Плюнув на все запретительные меры начальства, торжественно облачили владыку в монашескую мантию и клобук, одели омофор, пояс, дали в руки крест, четки, Евангелие». Перед тем, как вложить ему в руку разрешительную молитву, все три священника расписались на ней. Монахиня Арсения спросила: «Почему вы расписываетесь? На молитве ведь не расписываются!» – «Если время переменится, будут обретены мощи владыки, будет известно, кто его хоронил», – ответили они. Уже тогда бывшие при погребении понимали, что хоронят священномученика. Рукопись подписали: архимандрит Константин (Алмазов) из Петербурга, отец Василий из Барнаула и отец Димитрий из Твери. На отпевание собралось около 20 человек. Один из хоронивших архиепископа священников позже рассказывал, что когда могилу зарыли, над ней засиял столп света, в нем явился благословляющий всех владыка.

Честные мощи священномученика Петра были обретены 17 июня 1999 г. Канонизован в 1999 г. как местночтимый святой Воронежской епархии. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. для общецерковного почитания.

Мощи священномученика Петра были перенесены в Соловецкий монастырь. На месте обретения мощей, на склоне Голгофы, поставлена деревянная часовня.
9 августа 2009 г. состоялось перенесение мощей священномученика Петра в Алексеево-Акатов монастырь Воронежа. Честная глава святителя Петра по благословению Святейшего Патриарха Кирилла осталась в Соловецком монастыре, в храме святителя Филиппа.

Комментарии закрыты