«Из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя», – так говорит Господь наш Христос о великом подвижнике, которого ныне мы молитвенно вспоминаем (Мф. 11:11).

В Ветхом Завете немало было святых мужей, как, например, Илия, Елисей и другие пророки, которые вели строгую жизнь, любили проводить дни в уединенной молитве в пустыне. Но и среди них святой Креститель выделяется своим необыкновенным целожизненным подвигом.

Еще в раннем детстве, оставшись сиротой, святой Иоанн уходит в глубину пустыни, в горные пещеры, и здесь, вдали от человеческого общества, возвышается над всеми телесными потребностями природы, проводит годы в неослабных молитвах, непрестанно беседует с Богом, с горним миром. «Он, – рассуждает святой Иоанн Златоуст, – не имел нужды ни в доме, ни в постели, не в столе, ни в чем другом подобном, но, нося плоть, вел какую-то ангельскую жизнь… Он обитал в пустыне, как на небе, строго исполняя все правила философии, и оттуда, подобно ангелу с неба, нисходил во грады – подвижник благочестия, увенчанный всей Вселенной, и философ философии, достойный неба». Его постоянной заботой было не услаждение плоти, а очищение души, устремление ума и сердца к Богу. Постоянное самоуглубление, внимание к состоянию своего внутреннего мира крепко утвердили Крестителя Спасова в истине и добре, образовали и создали в нем высоконравственный и строго аскетичный дух, которым отличалась вся его жизнь. Этот дух отразился и на внешнем облике великого праведника-подвижника. Одежда его была из жесткого верблюжьего волоса, а пищей – по свидетельству святых евангелистов – только «акриды и дикий мед»(Мф. 3:4; Мк. 1:6). Преподобный Исидор Пелусиот поясняет, что акриды, «которыми питался Иоанн, были… верхушки трав или растений». А мед, «составляемый дикими пчелами», был «весьма горький и противный на вкус. А сим, – заключает преподобный, – Иоанн показывал, какому чрезмерному подвергался злостраданию».

Иоанн Предтеча, Креститель Господень

Иоанн Предтеча, Креститель Господень

Подвиг святого Иоанна был настолько велик и необычен, что даже враги его – фарисеи и законники – вынуждены были признать его исключительность, пытаясь объяснить своим лжемудрованием. «В нем бес», – говорили они в своем ожесточении о святом (Лк. 7:33). И этой духовной высоты Предтеча Спасов достиг «тогда, когда еще не был разрешен грех, не прекратился еще закон, не была еще связана смерть, но когда еще имел силу Ветхий Завет. Такова-то мужественная и крепкая душа: она всюду проходит и побеждает все преграды».

Великий подвиг снискал и великую награду. Предтеча Господень был первым из ветхозаветных праведников, удостоившихся  ясного откровения о бытии Святой Троицы. До крещения Спасителя людям не открывалась ясно тайна внутрибожественной жизни. Она хранилась под сенью и покровом символов. Ни один ветхозаветный патриарх, пророк, праведник не указал четко на все три святейшие имена Отца, Сына и Святого Духа. Ни к кому из них – да и потом в Новом Завете – не простиралась в той же мере милость Божия, как к святому Иоанну – этому земному Ангелу, Пророку над пророками (Лк. 7:26, 27). Голос Небесного Отца слышали ближайшие ученики Христа Спасителя на горе Фавор, но Духа Святого не видели: Дух Святой открылся всем святым апостолам в день Пятидесятницы, но Отец не был видим. В других случаях были неоднократные явления Сына Божия, но Его Одного. В водах же Иорданских, когда Креститель Господень поднял руку над главой Христа Спасителя, «Троическое явися поклонение»– Отец в гласе свидетельства, Сын в человеческой плоти, Дух Святой «в виде голубине, извествовавше словесе утверждение». Посланный Небом исполнять служение и пророка и апостола, призванный возвести Самого Христа Спасителя на чреду искупительного подвига, святой Предтеча удостаивается познания о Божественной природе и Богосыновстве Мессии.

Еще в Ветхом Завете премудрый сын Сирахов дал такое важное правило: «Прежде смерти не называй никого блаженным; человек познается в детях своих»(Сир. 11:28). Но Господь наш Иисус Христос, Божественный Учитель и Воплощенная Премудрость Божия, сделал исключение из этой заповеди для Своего Предтечи, когда назвал его большим  из рожденных женами(Лк. 7:28). Смысл этой похвалы Спасителя правильно поняла Святая Православная Церковь, поставив в своих молитвословиях Крестителя Господня в первом чине прославляемых ею святых угодников Божиих после «Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии».

Сам же святой Иоанн – друг Жениха – был исполнен глубочайшего смирения. Сравнивая свое служение со служением Христа Спасителя, он всенародно исповедовал: «Я недостоин развязать ремень обуви Его(Лк. 3:16), я недостоин понесть обувь Его»(Мф. 3:11). О себе он говорил только как о Предтече Сильнейшего, пред Которым он откроет дверь и отойдет в сторону, увидит Божественного Учителя – возрадуется и в этой радости проведет все оставшиеся дни своей земной жизни. Совершив поистине великое служение, святой Иоанн сам не заботился о том, чтобы его не забывали люди. Но Церковь Божия его не забыла и не могла забыть!

Константин Ефимович Скурат

Константин Ефимович Скурат

Вглядимся же и хорошо запомним, дорогие отцы, братья и сестры, величественный, цельный образ святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Он до сегодня продолжает учить нас о Христе Спасителе и всех нас ведет к Нему, ведет своей строгой подвижнической жизнью. «Если же Иоанн, этот столь чистый муж, светлейший неба и всех пророков, более которого никого не было и который имел такое дерзновение, – рассуждает святитель Константинопольской Церкви, – если он вел такую суровую жизнь, совершенно пренебрегая всеми излишними удовольствиями, то какое же оправдание будем иметь мы, которые после явленных нам величайших благодеяний и при бесчисленных грехах, нас обременяющих, не оказываем даже и малейшей части его покаяния». А ведь мы, христиане, призваны быть совершенными, как совершен Отец наш Небесный (Мф. 5:48), как совершен был Предтеча Спасов, и в этом стяжании совершенства нести радость людям, радость встречи с Горним миром, радость искренней любви друг ко другу, радость, которая никогда не прекратится и которую никто не сможет отнять (I Кор. 13:8).

«Иоанне прехвальне и вселенский апостоле… пустыни доброе воспитание и искренний друже Жениха Христа, Того моли помиловатися душам нашим».

Константин Скурат

Справка

Константин Ефимович Скурат (род. в 1929 г.) – заслуженный профессор Московской духовной академии, доктор церковной истории, доктор богословия.

Комментарии закрыты