Фильм «Большой» в ноябре 2017 г. стал главным призером Международного кинофестиваля «Лучезарный Ангел». Почему это вызвало недоумение широкой православной общественности?

Кинофестиваль, на который еще недавно не проходили фильмы с малейшим несоответствием церковным канонам, сегодня идеологически развернулся на 180 градусов.

Неужели вас не задело, дорогой читатель, как показана в фильме русская провинция? Это нищета и обязательно спивающиеся люди, брошенные дети, орущая мать, таскающая домой объедки со стола хозяина, у которого она работает. Вспоминаете вызвавший негодование у патриотической общественности фильм «Елена» Звягинцева? Об этом же – о русских как спивающейся нации. Уже в зубах навязло!

Тех, кто не выезжает из Москвы за пределы МКАД, можно обмануть и представить нашу провинцию хоть дикой степью с кочующими голодранцами. Но мы, люди русской провинции, еще живы! И отвечаем за свою культуру. Для тех, кто не согласен, предлагаю проехать, к примеру, по Ярославской земле и увидеть засевающиеся поля, Поклонные кресты, установленные школьниками на памятных местах, увидеть Иринарховский крестный ход. Или взять Белгород, где может проходить в один день на разных площадках концерт симфонической музыки, выставка картин и поэтический вечер. И будут полные залы народа, и на каждое мероприятие заедет губернатор и скажет участливое слово. Была тому свидетелем. В любом районном музее вы увидите сохраненные в эти смутные годы коллекции материальной культуры и удивительных хранителей, знатоков, самоотверженно служащих русской культуре. А еще у нас почти в каждом сельском храме – а их десятки тысяч по стране – юноши и девушки поют гораздо лучше, чем телевизионные «звезды». И у нас верующие многодетные семьи есть в каждой деревне. Почему героиня фильма, прима-балерина Большого театра, по сценарию – из семьи алкоголика? Почему знаменитый в прошлом танцовщик Большого театра Потоцкий, помогающий девочке поступить в Академию русского балета, тоже спившийся бедолага?

Кадр из фильма Валерия Тодоровского

Кадр из фильма Валерия Тодоровского

Давайте разберемся, кто пишет сценарий к такому красивому и возвышенному по замыслу фильму о русском балете? А это Анастасия Пальчикова, известная по своему сценарию к фильму «Ее звали Муму» – о проститутке, соблазнявшей «лидеров оппозиции».

У нас нет достойных сценаристов? Но зачем тогда не первый год существует на фестивале «Лучезарный Ангел» конкурс сценариев и внушительный наградной фонд за лучшие работы? Однако режиссер Валерий Тодоровский – автор фильмов «Стиляги» и «Страна глухих» – выбирает Пальчикову.

И наконец, самое загадочное. Художественное произведение, как правило, содержит героя и антигероя, награжденных автором соответствующими качествами. И добро – доброе, а если оно злое – то это уже зло. Ребенку понятно. И сюжет, и взаимоотношения героев нанизываются на эту ось.

В фильме «Большой» главная героиня Юля Ольшанская – груба и некрасива, а ее соперница – дочь крупного чиновника Карина Курникова – мила и изящна. Не факт, что и профессионально первая превалирует. Сначала завязывается между ними дружба, затем возникают интриги, когда мать Карины дает взятку Юле, чтобы та уступила Карине партию Одетты-Одиллии в «Лебедином озере». Нелепость этого сюжетного витка в том, что героине незачем было брать взятку. Ее исполнение главной партии открыло бы ей возможность получения гонораров, профессиональное утверждение на сцене, загрангастроли и т.д. – все, с помощью чего она могла бы помочь своей семье. Неестественная сюжетная логика.
В развязке Юля все-таки становится примой. Стала бы она ею, если бы Карина случайно не повредила ногу? Может быть, по замыслу сценариста Юля – Золушка, которой за терпение и ласку дается заслуженное счастье? Нет, знаем мы, какая Золушка. И в традиции русской и мировой классической литературы красота – это красота, а безобразие – это отсутствие положительного образа. Подобное, увы, тенденциозное затаптывание границы между добром и злом – прямой путь к подмене в искусстве, к национальному саморазрушению в эсхатологическом смысле.

Осколки советских традиций в фильме просматриваются только в лицах известных актеров Валентины Теличкиной и Алисы Фрейндлих. Вся остальная созидательная традиция советского кино авторами фильма «Большой» не принимается во внимание. Разве были в советских фильмах такие постельные сцены: в одном кадре героиня и случайно встреченный ею парень едут в электричке, а в следующем кадре она просыпается в его постели и дико хохочет надо всем, что произошло? Было другое: случайный, но совсем не случайный взгляд, рука в руке, разлуки и встречи – весенним вечером, под летним дождем, за стеной снегопада, были робкие признания, сомнения, переживания. Целый мир. Здесь же, в лучшем фильме прошедшего осенью кинофестиваля «Лучезарный Ангел», зритель лишен этого мира. А фильм наверняка рассчитан на молодежную аудиторию. Он сделан для наших детей, которых должны спасать светлые и высокие чувства, а мы отдаем детей на погибель низменным страстям. Дешево же мы ценим наше будущее!

Оказалось, я не одинока в своих размышлениях. На одном из занятий в вузе мои студенты высказали свое мнение по поводу фильма «Большой», которое полностью совпало с моим. И этот ответ юного поколения – режиссеру, фестивалю, массовой культуре в целом – важный аргумент.

Возникает любопытный вопрос: как такая картина получает Гран-при Международного благотворительного кинофестиваля «Лучезарный Ангел», позиционирующего себя как православный, в авангарде которого стоит экспертный совет, куда входят нескольких авторитетных духовных лиц? Простите, ну хотя бы купол церкви где-то в кадре мелькнул бы, не говоря о мало-мальском духовном движении в душах героев…

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Фильм вполне в традиции того, что снято у нас за четверть века – время, когда младореформаторы выбросили культуру на рынок. А рынок – только рычаг для выполнения программы Даллеса по разрушению самой сильной и неугодной врагам державы мира.

Одно радует: режиссер и сценарист честно дали нам понять, что традиционная школа русского балета, лицом которого остается Галина Уланова, нравственный строй народной жизни и эпос, который взрастает из него, остаются за пределами их авторского внимания и понимания.

Ирина Ушакова

Комментарии закрыты