О воспитании христианских добродетелей у детей, взаимодействии всех участников педагогического процесса – родителей, педагогов, священников-духовников. 

 

Православная вера, Православная Церковь всегда уделяли огромное внимание воспитанию и образованию человека. И естественно, это воспитание не могло происходить в виде какой-то «робинзонады», в изоляции от общества и государства. Все это должно быть связано в единое целое. 

Первостепенное значение всегда имела семья – как малая церковь, как та ячейка, где все зарождается, развивается и становится таким, каким должно быть. 

Но что же такое семья? А семья, как известно, это прежде всего любовь мужчины и женщины, любовь двух сердец, двух душ, которые по воле Всевышнего где-то встретились, может быть, вначале взглядом, потом словом, почувствовали друг друга по-настоящему и уже не могли оторваться друг от друга, ибо поняли, что они есть нечто единое целое, как это и положено по природе – по самому глубинному бытию человека и человечества. Посмотрите на любую семью: вы сразу можете определить и сказать, какой дух господствует в ней. 

Конечно, Православная вера, Православная Церковь всегда стояли на том, что в основе всего, в основе Бытия лежит любовь. Именно любовь мужчины и женщины порождает настоящую семью. От этой любви рождаются дети. И не только рождаются – они растут, воспитываются, обучаются, общаются и, в конце концов, становятся взрослыми людьми, которые начинают повторять этот цикл, создают свои семьи, воспитывают детей, и все повторяется сначала.

Первая учительница

Поэтому самая главная, высшая христианская добродетель – это любовь, которая пронизывает все. Апостол Павел, как известно, написал, что все частное, даже хорошее, настоящее, отойдет, но любовь останется: «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится»(1 Кор. 13:8–10).

Потому что и дитя с самого своего зарождения должно купаться в любви, плавать в любви, обливаться любовью. И само появление на свет ребенка – это великое счастье для родителей, потому что они видят плод своей любви. Они понимают, что любовь создает жизнь. Любовь – это то, что противостоит смерти, злу, тьме, всему отрицательному, негативному, никудышному, ненужному, враждебному человеку и человечеству. Вот что такое любовь. И все прочие добродетели так или иначе с ней связаны, ею определяются.

В углу. Рисунок Н. Жукова, 1957 г.

Возьмите мужество – оно в одинаковой мере присуще как мужчине, так и женщине, и в первую очередь, благодаря любви. Вроде бы женщина – слабое существо, по сравнению с мужем, могучим, сильным физически, но часто именно она проявляет такое мужество, что все удивляются: откуда это? Как откуда? От любви. 

Известно, что во время войны, когда мужчины были призваны в действующую армию и воевали на фронте, женщины заменили их почти во всех областях: промышленности, сельском хозяйстве и т.д. Они буквально сутками работали на станках, производя продукцию для фронта, в сельском хозяйстве дело доходило до того, что они, когда не хватало лошадей, запрягались вместо них и вспахивали поля, обрабатывали землю, чтобы получить урожай. Одновременно они занимались образованием и воспитанием детей, несмотря на жесточайший голод, разруху, болезни, лишения. И тем не менее именно благодаря любви, великой женской любви, они смогли преодолеть все трудности и внести самый весомый вклад в нашу победу, вырастить детей, дать им хорошее образование, воспитание, сделать их настоящими гражданами, патриотами великой страны.

Дети смотрят на священника как на Бога или как на представителя Бога на земле

Она никогда не побоится никого и ничего, чтобы спасти свое дитя. Я приведу один личный пример. Будучи ребенком лет четырех–пяти, я участвовал в споре со своими друзьями-сверстниками, можно ли голыми руками, без специальных перчаток, взяться за электрические провода, которые проходили над крышей жилого дома. И я по глупости забрался на крышу и схватился за провода. Меня ударило током, глубоко выжгло руку (шрам остался на всю жизнь), я без сознания упал на провода. Взрослые, стоявшие внизу, шумели, кричали, но никто не отважился меня спасти. Кто-то догадался позвать мою мать, она прибежала и, не раздумывая, забралась на крышу и мгновенно сдернула меня с проводов, хотя могла стать такой же жертвой электрического тока. Через некоторое время я пришел в сознание, а вскоре приехали врачи. 

И сколько раз я видел, как матери спасают своих детей, не думая ни о какой опасности и не боясь ничего. У них как бы врожденное мужество, позволяющее в любой ситуации защищать, спасать своих детей. Но мужество не может быть без любви. Если у человека нет любви, он вряд ли станет защищать, рискуя жизнью, Родину. 

Возьмем другую величайшую добродетель – чистоту человека, целомудрие. Когда гитлеровцы оккупировали огромную часть нашей территории, они не раз убеждались в целомудрии наших девушек. И многие из них вынуждены были признать, что такой народ, который хранит в себе высшие добродетели, высокую нравственность, победить нельзя.

Целомудрие – не просто внешняя чистота человека, человеческого тела, это чистота духовная, душевная, чистота всего человеческого существа. И в этом смысле целомудрие – заодно с любовью. То есть, если любовь – то это любовь на всю жизнь. Целомудрие хранит любовь, а любовь хранит целомудрие, и это возвышает человека, его душу и сердце. Неслучайно многие отцы Церкви писали трактаты о целомудрии. И само слово указывает на целостность, объединенную с мудростью, – и в русском, и в греческом вариантах.

Возьмем самую первую ступень лествицы добродетелей: воздержание, умение себя держать, контролировать. Человек не всегда может устоять против самых разных чувственных влечений: запахов, вкуса, каких-то деликатесов, зрительной красоты и т.д. Но Церковь Православная всегда учила воздержанию. Предположим, человеку нравится та или иная пища, те или иные фрукты, ягоды, что угодно. Но если он начнет есть то, что ему нравится, столько, сколько ему хочется, – может стать больным человеком и даже погибнуть – в том числе от очень хороших ягод, фруктов, очень хорошей пищи. Сахар, вы знаете, приятен, но от него гибнут люди. Без соли вроде бы нельзя, но если человек слишком увлекается соленым – заболевает. 

Константин Михайлович Долгов

И когда человек страстно увлечен какой-то деятельностью, людьми, какой-то красавицей, красавцем – совершенно необдуманно, просто по влечению – это тоже может быть гибельным. Потому что одно дело любовь как таковая, и другое – чисто внешнее чувственное влечение. Это совершенно разные вещи, иногда просто противоположные. 

И если человек следует своему влечению, первому, инстинктивному, то это почти всегда обречено на неудачу – во всех отношениях и на всех уровнях. 

Воздержание неслучайно есть первая ступень лествицы добродетелей. Если у человека нет воздержания, ни о каких других добродетелях говорить не приходится – это бессмысленно. Невозможно стать полноценным человеком, никогда не воздерживаясь. Чтобы реализовать свои способности, дары и таланты, надо вложить колоссальный труд. А чтобы вложить такой труд, необходимо воздерживаться от слишком многого.

И это во всех отношениях. Например, даже сама вера, праведный путь: если человек не может воздерживаться, он не способен не то что встать на праведный путь – он не в состоянии понять, что это такое. А если поймет и пойдет по нему – все время будет сбиваться на всякие второстепенные вещи. 

Воздержание имеет огромное значение абсолютно во всем. От самого простого, скажем, питания, привычки умываться, одеваться опрятно, следить за собой, за детьми – и заканчивая своим трудом, талантом, тем смыслом и той целью, которые каждый человек имеет на этой земле, пониманием того, что человек должен создать, оставить после себя. Без воздержания все это невозможно.

Дети должны видеть примеры добродетельной жизни – в реальности, а также в литературе (начиная с русских сказок, богатырей), в музыке, в песнях – и мужественных (о войне), и нежных, где есть любовь, дружба, грусть по другому человеку. Красота – живопись, рисунок, архитектура – также имеет великое педагогическое значение: красота есть по существу воплощенная любовь. И если воспитывать на образцах настоящей, подлинной красоты – ребенок будет впитывать и запоминать на всю жизнь. 

Мои внуки, не говоря уже о детях, побывали на Афоне. Почему? Потому что афонские монахи занимаются духовным деланием, душой, и каждому человеку полезно послушать их, принять участие в богослужении. Ничто другое – чтение, рассказы – не может заменить того, что человек может увидеть и услышать, например, в Пантелеимоновом монастыре. Все это бесценные вещи. Это действует невероятно: я сам, когда впервые попал на Афон, был потрясен, чуть не остался там. После этого я написал книгу «Восхождение на Афон».

Сегодня люди чаще думают о том, как бы побывать за границей. А нужно стремиться именно в святые места, к святости, надо это искать и показывать юношам, девушкам, детям. 

Необходимо с малых лет воспитывать у человека способность чувствовать и различать добро и зло, Божественное и диавольское. Когда это есть – все остальное выстраивается само собой. 

Помню, в советское время (я был тогда завсектором художественной литературы Отдела культуры ЦК КПСС) ко мне пришел поэт Сергей Михалков и сказал, что хотел бы посетить Псково-Печерский монастырь. Через некоторое время руководство отдела попросило меня поехать вместе с ним (видимо, он ходил к моему начальству и просил, чтобы меня тоже направили в Печоры). 

Мы вдвоем поехали в Псково-Печерский монастырь. Я, конечно, был рад: когда я еще соберусь, а тут такой повод… Не знаю, насколько Сергей Михалков был верующим, но я наблюдал, как он относился ко всему, что мы видели и слышали. Когда мы спустились в пещеры, где стоят гробницы с нетленными мощами, он был просто потрясен. Говорит: «Как же так? Все гниет, а они лежат тут сколько лет, и хоть бы что!» Я говорю: «Так это и есть святость. Святое не поддается тлену». У нас были встречи с насельниками монастыря, интересные беседы, и я видел, как он прямо на глазах совершенно перерождался. Такой вроде бы бойкий и светский человек, а тут сразу переменился, говорит: «Это чудо! Это не поддается никакому объяснению»… 

Видимо, неслучайно состоялась и поездка Сергея Михалкова на Афон, в русский монастырь святого Пантелеимона. Оказалось, что там осталось всего несколько пожилых монахов. И если бы они скончались, наш монастырь отошел бы грекам. По возвращении Михалков с тревогой в голосе рассказал мне об этом, и я попросил его написать по этому поводу докладную, что он и сделал. Руководство Русской Православной Церкви немедленно направило туда группу молодых монахов. 

Посещать святые места, встречаться с нашими подвижниками, монахами, священнослужителями надо и молодым, и старым, в любом возрасте. Живое общение ничем заменить нельзя, тогда все начинаешь понимать всерьез, по-настоящему, глубоко и утонченно, как положено человеческой душе.

Родители воздействуют на своих детей личным примером. И прежде всего – своей любовью друг к другу: важно, как они обращаются друг к другу, как они друг за другом ухаживают, как чувствуют друг друга, что и как они говорят между собой. Если у них есть настоящая любовь, то они не должны стесняться ее проявлять – вниманием, нежностью, помощью друг другу. Каждое мгновение, каждый миг дети это улавливают, впитывают в себя и потом воспроизводят такие отношения уже в собственных семьях. 

Что касается такой добродетели, как кротость: родители никогда не должны ни кричать на детей, ни тем более давать им шлепков, бить, даже ставить в угол. Я прекрасно помню своих папу и маму: нас было пятеро, и никогда на нас не кричали. Трое братьев – три богатыря – что мы вытворяли иногда! А мама – Мария Андриановна – подойдет и вместо того, чтобы кричать – обнимет, поцелует, скажет: «Ты же почти взрослый, что ж ты вытворяешь у меня? Ты, пожалуйста, подумай, и больше этого не делай». И опять несколько раз обнимет, поцелует. 

А отец наш – Михаил Иванович – посмотрит, как мы хулиганим, улыбнется, отвернется – и этого было достаточно, чтобы мы сразу смирялись, успокаивались. 

После – мы с супругой Наташей точно так же никогда не шлепали, не кричали на своих детей. И теперь они тоже не кричат, не шумят, не повышают голос на наших внуков, не говоря о том, чтобы кого-то отшлепать. Потому что самое сильное впечатление производит именно любовь, тихий голос, а не крик, не шум. 

Хулиганит сын – вместо того, чтобы читать нотацию, надо его обнять, поцеловать, проявить нежность, а потом сказать несколько слов: «Знаешь, то, что ты делал, тебе не идет, потому что у тебя совсем другой характер, ты должен совсем по-другому вести себя, поступать. Дорогой мой, милый…» 

Все зависит от родителей. И мой совет – побольше любви друг к другу, к своим детям, этого никогда не бывает много, этого всегда недостает. И дети будут тогда отвечать родителям все большей и большей любовью: и в молодости, и в старости. 

Что касается педагогов, то здесь опять же очень сильно воздействует на учеников личный пример. Я на всю жизнь запомнил свою первую учительницу – Асю Николаевну – молоденькую девушку, может быть, 20 с небольшим, максимум 25 лет. И мы ловили каждое ее слово. Помню – она заходит в класс, улыбается, говорит: «Я смотрю, вы все живы, здоровы, все хорошо выглядите, надо же, какая у тебя прическа, ты посмотри! А ты так и ходишь непричесанный? А теперь начнем заниматься». И начинает урок. Было так интересно, что мы внимательно слушали, ловили каждое ее слово. Потом она чувствует, что мы устали, – расскажет что-нибудь смешное, приведет какой-нибудь пример или прочитает стишок. Мы смеемся. Отдохнем, переключимся, она опять какие-то серьезные вещи объясняет. И мы ее любили, просто обожали. На переменах иногда хулиганили, дело доходило до драки, в таких случаях ее вызывали к директору. 

Она возвращается в класс, опять улыбается и говорит: «Ну вот, опять вы меня подвели. Ну, что ж вы, мальчики, вы же должны быть примером для других в своем поведении, а вы что? Опять меня вызывали из-за вас. И мне неудобно даже было, потому что я вас знаю совсем другими, никакие вы не хулиганы, вы – чудесные ребята». Улыбается. И мы после таких теплых слов старались вести себя достойно.

Был у нашей учительницы еще один воспитательный прием. Она подсказывала нам, чем мы должны заниматься, чтобы вести себя хорошо. «Вот вы почему хулиганите? – говорила Ася Николаевна. – Да потому что вам энергию некуда девать. А вы в футбол, волейбол играете? А что же вы?» И мы начинали играть – кто в волейбол, кто в футбол. И уже не оставалось времени хулиганить. Погоняешь мяч, и вся энергия уйдет, ведешь себя по-другому. 

Учителя должны иметь прямой непосредственный контакт с каждым учеником, знать, что он собой представляет, все время настраивать его на положительное, отмечать только хорошее у каждого ученика, ученицы, поддерживать и развивать дарования и таланты каждого из них. Учитель – это учитель во всем, а не просто в своем предмете. 

Преподаватели должны любить своих учеников. И тогда дети будут любить их – они же все чувствуют! Учителя не только должны учить своих учеников, но и многому учиться у них. И все дела пойдут превосходно и весь учебный процесс. Никогда нельзя забывать о том, что во все времена учитель пользовался великим уважением и почетом в любом обществе, ибо развитие человечества всегда зависело в первую очередь от тех, кто учил и воспитывал молодежь, то есть от учителей.

Помню, как нас, маленьких, водили в церковь – в 1930-х гг. этот деревенский храм взорвали и до сих пор не восстановили. Все наши – и мама, и папа, и родственники, особенно дедушка Андриан – были глубоко верующими. И когда нас подводили к священнику под благословение, у младших прямо дыхание перехватывало. Мы, ни живые ни мертвые, прикладывались к руке батюшки. Священник для нас был как царь и Бог – выше ничего не было. Потому что он в храме служил Богу – и заутреню, и обедню, и вечерню, и мы слышали его голос, когда он читал молитвы, отрывки из Священного Писания, его краткие беседы с родителями, с дедушкой, с бабушкой, с родственниками. И это была великая фигура, великая личность – священнослужитель. Каждое его слово, каждое движение оставалось в памяти детей. 

Поэтому священнослужитель должен обращать внимание на абсолютную точность своего поведения, своего слова, своих движений. Дети смотрят на него как на Бога или как на представителя Бога на земле. 

Я пожелал бы священникам-духов­никам, которые окормляют детей, быть высокими образцами служения Богу, культу святости, чистоты, культу божественной мудрости. Ребенок не поймет и не примет, если батюшка хохочет, кричит, рассказывает анекдоты или, например, выпьет. Какой это священнослужитель? Поэтому мое пожелание – всегда помнить о своей великой миссии на земле – везде и всюду оставаться слугами Бога, носителями святости, носителями Слова Божия, поведения Божия, Его образа – человечности, праведности, святости.

 

Константин Долгов

Справка

Константин Михайлович Долгов – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии РАН, заслуженный деятель науки России.

Комментарии закрыты