С начала нынешнего года прошло несколько мероприятий, посвященных насильственному отречению государя Николая II от престола и столетию чудесного обретения иконы Пресвятой Богородицы «Державная» в селе Коломенском. И сегодня не перестает быть актуальным вопрос: что мы утратили с потерей монархии?

«Не прекратилась еще великая брань добра и зла, потребовавшая от России столь тяжкой жертвы, и имя почившего государя продолжает доныне стоять пред нами как «знамение пререкаемо». В то время как одни при самом воспоминании об этом имени проливают слезы скорби и сострадания, другие приходят в неистовство и с яростью бросают в него отравленные стрелы. Не потому ли эти последние так негодуют против замученного царя, что, пролив его кровь, они ничем не могут оправдать совершенного ими преступления?» – произнес в своей проповеди митрополит Анастасий (Грибановский) 17 июля 1925 г. в храме Воскресения Христова в святом граде Иерусалиме. Он будто видел сегодняшний день и обращался к нам.

Икона Державной Божией Матери явилась на Русской земле именно в день вынужденного отречения государя от престола. Знак ли это, что Матерь Божия скорбит о судьбе русского народа, о том, что не уберегли царя и вынуждены были 70 лет находиться в «египетском плену» и еще 40 лет, как предсказывали мудрые люди, выходить из него? Символ ли того, что Царица Небесная до скончания века пребывает заступницей за наш народ? Одно ясно: явление Державной, как и многих других икон, напоминает нам о том, что у русской истории, русского народа особый – нелегкий, мистический – путь к своему самостоянию, к своей славе.

Говоря о державе, державности, которую составляет народ с его историей и самосознанием, невольно задаешься вопросом: а есть ли сегодня народ? А есть ли сегодня русский народ? Да, есть. Это учительница в Ивановской области, которая написала учебник «Святыни Отечества», ходит в школу за семь километров и ездит с ребятами по святым местам столицы и дальних краев нашей страны. Это молодые иконописцы, расписывающие сегодня огромный собор в Николо-Угрешском монастыре. Это жители брянского села Брасово, восстанавливающие бывшее имение великого князя Михаила Александровича, где электростанция, железная дорога, школы и больницы были выстроены и работали задолго до советской власти и где сегодня вокруг бывшего имения до горизонта зеленеют картофельные поля. Это поющие в московском храме воронежские певчие, которые принесли сюда такую южнорусскую мягкую особинку, что стоишь в этом столичном храме, как в гостях у Тихона Задонского. Это жители Белгородчины, где в 10–11-х классах школ преподают Основы православной культуры, ставят памятники святым, собираются в литературно-художественной гостиной у митрополита Иоанна. Все это лишь малые фрагменты мозаики, составляющей державный народ, даже если сегодня он нищий и униженный.

И это будет до скончания века, пока нас объединяют православная вера и национальное самосознание, как объединяли они народ в противостояниях 1612, 1812, 1941-го. И Drang nach Osten (натиск на Восток) до сего дня идет против России, которая выполняет свою миссию Третьего Рима, что очень не по нутру западным идеологам, которые считают, что «Европа заканчивается там, где начинается православие».

Казалось бы, Россия должна была прекратить свое существование после всего, что последовало за словами Троцкого: «Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния… А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы – умеют ненавидеть все русское!» И только заступничеством свыше мы сохранились как народ и государство.

Для того чтобы мы снова представили, что это было за государство – Российская империя, с которой так остервенело боролись троцкисты, мне хотелось бы привести слова князя Александра Александровича Трубецкого, внука незабвенного философа Евгения Трубецкого, автора потрясающих работ «Смысл жизни», «Умозрение в красках». Это Е.Н. Трубецкой, имея возможность эмигрировать в 1918 г., сказал: «Родину, как мать, в беде не бросают». 18 февраля нынешнего года в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя прошла научная конференция «Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917».

Князь Александр Трубецкой привел факты, которые сами за себя говорят о состоянии предреволюционной России: «Безусловный показатель развития страны – это рождаемость. С 1904 по 1914 г. население России увеличилось от 125 до 165 млн человек. Это самый высокий процент в Европе. На Гаагской конференции Николай II предложил создание Международной лиги о сохранении мира во всем мире. Это показывает чуткое понимание государем вопросов внешней политики ввиду опасности мировой войны. По оценкам зарубежных экспертов Россия должна была занять первое место в мировой экономике в XX веке, а по расчетам Дмитрия Менделеева население России к середине XX века должно было насчитывать более 500 млн жителей. В Россию поступали огромные иностранные инвестиции. Пример тому вклад, который совершали в пользу России братья Нобели».

Князь Александр Александрович напомнил, что Россия дала миру в конце XIX – начале XX века: «Электрические лампочки – Ладыгин, электросварка – Берандос и Славянов, цветная фотография – Прокудин-Горский, радио – Алексей Попов, телеграф – Константинов, телефон – Голубницкий, телевизор – Розинг, уже в 1910 г. капитан 1 ранга Джевецкий проводил плавание подо льдом. Можно много назвать русских имен: Сикорский, Туполев… Первую Нобелевскую премию получил физиолог Павлов в 1904 г.». Как не согласиться со словами этого человека, чьи предки составляют и доныне величие России: «Нужно ли было разваливать ведущую экономическую державу? А может, поэтому и разваливали?»

Советская власть дала народу поголовное образование… И здесь пора уже развеять миф о 70% безграмотности населения в царской России, поскольку это показатель 1897 г. А по данным 1920 г., в России было 80% грамотного населения. Как вы понимаете, это образование народ получил не за три года Гражданской войны. Благодаря подвижническим трудам К.П. Победоносцева и С.А. Рачинского, в 1898 г. в России было открыто 25 500 церковно-приходских школ, а в 1905 г. таких школ было уже 42 696, что составляло 46,5% по отношению к общему числу начальных школ в стране.

Как никто остро, наверное, из наших соотечественников, трагедию потери монархии и Российской империи ощутил еврей по национальности, продолживший в эмиграции белое дело, архимандрит Константин (Зайцев). Именно ему, представителю народа на определенном витке истории потерявшего отеческую землю, была остро ощутима потеря Российской империи, ставшей ему родной. В своей известной статье «Памяти последнего царя» архимандрит Константин писал: «Начало гражданской свободы не уживалось в русском быту с прежним церковнославянским и верноподданническим сознанием. Русская трагедия в том-то и была, что гражданский расцвет покупался ценой отхода русского человека от царя и от Церкви. Свободная великая Россия не хотела оставаться Святой Русью! Разумная свобода превращалась и в мозгу, и в душе русского человека в высвобождение от духовной дисциплины, в охлаждение к Церкви, в неуважение к царю… С гражданским расцветом России царь становился духовно и психологически лишним». Или вот еще цитата: «Царь… способен был видеть и знать то, чего не могли видеть и знать люди, духовно менее одаренные и менее живущие духом. Именно та настроенность, которая зрела у государя в его «мистическом подсознании», делала его относительно равнодушным ко всему тому культурному, экономическому, политическому блеску, который так украшал его царствование и на пользу которого с таким увлечением работали его приближенные, его сотрудники и впереди всех Столыпин».

Это «мистическое подсознание» в той или иной мере было свойственно любому крестьянину, жившему в Российской империи, ведь сказал же австрийский поэт-философ Райнер Мария Рильке: «Все страны граничат друг с другом, а Русь граничит с Богом». Эти слова были сказаны, когда уже вовсю зрело предательство русского царя и генералитетом, и частью российской элиты, и, увы, значительной частью Церкви.

В 1996 г. по просьбе наших эмигрантов палехским живописцем была написана икона государя, и в 1998 г. ее список подарен в Москву врачу Олегу Ивановичу Бельченко. Перед ней келейно читались Акафисты, и 6 сентября 1998 г. от иконы пошло благоухание, а 7 ноября она замироточила. Старцы архимандрит Кирилл (Павлов) и протоиерей Николай Гурьянов, не сговариваясь, сказали, что икону надо перевозить по храмам и монастырям для прославления государя и царской семьи. В 1999 г. по благословению Патриарха Алексия II был осуществлен перелет с иконой царя-мученика по периметру бывшей Российской империи. Сегодня этот образ возят по всем границам страны, по кольцевым дорогам Москвы и Петербурга, носят в тюрьмы, больницы, на различные мероприятия. Икона посетила более 50 епархий Русской Православной Церкви, зарубежье – и везде являла чудеса.

Главный редактор газеты «Русь Державная» А.Н. Печерский говорит: «Идея монархии рано или поздно прорастет в народе, и Русь засияет во всей своей державной полноте. Конечно, прежде, чем возродить монархию, нужно возродить культурно-историческую общность нашего народа… И наш президент на Валдайском форуме 2016 г. сказал, что мы не просто страна, мы – цивилизация. А на XVIII Всемирном Русском Народном Соборе Патриарх Кирилл вывел важнейшую формулу нашего дальнейшего бытия: «Нам нужен великий синтез: вера – справедливость – солидарность – достоинство – державность».

С 12 по 15 марта редакция православной народной газеты «Русь Державная» приняла участие в нескольких мероприятиях, посвященных трагическому событию насильственного отречения государя Николая II от престола и чудесному обретению иконы Пресвятой Богородицы «Державная» в селе Коломенском близ Москвы. 13 марта мы посетили Свято-Троицкий Творожковский монастырь, где к нам присоединился начальник Войсковой православной миссии Игорь Евгеньевич Смыков с чудотворной иконой государя, по тающему мартовскому льду мы прошли Творожковское озеро до острова, где выстроена Никольская часовня. 14-го приняли участие в закладке храма на станции Дно, посвященного святым царственным страстотерпцам. К 15 марта, ко дню обретения иконы «Державная», стараниями одного из организаторов программы «Под звездой Богородицы», общественного деятеля Виктории Александровны Медуниной в Спасо-Елеазаровский монастырь был передан образ Державной. Чин основания храма на станции Дно и литургию в Спасо-Елеазаровском монастыре совершал митрополит Псковский и Порховский Евсевий.

Важны для нас слова владыки, сказанные после закладки храма в день насильственного отречения государя от престола: «Сегодня мы вспоминаем особый печальный день для нашей России – отстранение от власти русского царя Николая II. Это скорбный день. Все наши правители со дня образования Российского государства стремились укреплять государство, оберегать русский народ от всех врагов, видимых и невидимых. Как могли – укрепляли, украшали, способствовали жизни нашего народа. И правление императора Николая также проходило в русле его предшественников от дней князя Владимира и святой нашей землячки, благоверной княгини российской Ольги. Царь Николай утверждал, украшал, созидал, расширял Россию, заботился о народе. Но было и влияние особых мировых сил, которые как ураган настигли Россию, обезглавили ее, пообещав рай земной. Но, наверное, сами они не получат и рая небесного…»
Наш приезд в город Дно предваряли посещения нескольких населенных пунктов Тверской и Псковской областей. Самое горькое зрелище – вид брошенных деревень. А ведь эти тверские и псковские деревни дали миру святителя Николая Японского и святого Патриарха Тихона, несших свои подвиги на рубеже XX века. И трудно не согласиться со словами писателя Юрия Лощица, который еще в 1990-х гг. сказал, что сейчас идет третья мировая война – война с русской деревней. Разве мог такое представить крестьянин царской России?

Эта паломническая поездка и крестный ход стали повторением крестного хода 2007 г., когда на станции Дно возле места остановки царского поезда был установлен четырехметровый крест. По предложению режиссера Виктора Рыжко его привезли православные люди из Великого Новгорода. Вполне можно считать, что установка креста послужила тому, что ныне совершилась закладка храма на станции Дно.

Только сейчас осознается вся драматургия этого события. Тогда, 10 лет назад, священство и прихожане дружно и торжественно ушли крестным ходом к станции Дно, а крест остался возле храма Михаила Архангела. Общественный деятель Валентина Алексеевна Ланцева задержалась в храме, чтобы помолиться в одиночестве и, выходя, увидела, что крест забыли. Она побежала искать, кто бы помог отнести его, и чудом встретила по дороге мальчика, который сбегал за своими друзьями. Десяток мальчишек взялись и донесли крест до станции. Те, кто присутствовал при этом зрелище, говорили: «Крест будто сам плыл». И мы называем этих детей потерянным поколением! Это они, вчерашние дети, взяли родительский крест – разоренную страну, неверие в благодать…

Во время установки креста иконы Державной Божией Матери, в том числе и редакционная, замироточили. И на иконе императора Николая, написанной с его портрета, где государь смотрит на нас из окна вагона, из его глаз потекли слезы. Об этом свидетельствуют все присутствовавшие тогда при установке креста.

Говоря о почитании государя, невозможно не отметить отношение к нему в братской нам Сербии. В 1935 г. на белградском кладбище «Ново Гробле» был установлен памятник русскому царю. Памятник-часовня в виде артиллерийского снаряда увенчан крылатым Ангелом с мечом и гербом Российской империи. У подножия – русский офицер, обнажив шашку, защищает боевое знамя. Надпись на памятнике: «1914. Императору Николаю II и 2 000 000 русских солдат, отдавших жизнь за свободу Сербии». В часовне покоится прах русских солдат и офицеров, погибших в боях на Салоникском фронте в Первой мировой войне.

6 ноября 2014 г. в Белграде, недалеко от Российского культурного центра «Русский дом» был открыт памятник святому царю-мученику Николаю Александровичу и освящен Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. В Белграде, в районе Врачар, недалеко от собора святого Саввы, проходит улица Царя Николая II, на зданиях в сербских городах можно увидеть граффити с изображением русского царя.

Ирина Ушакова

Комментарии закрыты