В чем причина тяжелейшего кризиса европейской и всей мировой культуры? Какие ценности должны быть заложены в основу культурной политики России, для того чтобы богатейшая русская культура смогла снова воспитывать человеческую личность? На эти темы рассуждает старейший член Европейского общества культуры, заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук Константин Михайлович Долгов.

Вопрос о ценностях возникает, как правило, в самые серьезные и неблагополучные времена в жизни общества. Сегодня современный мир переживает своеобразный момент – я бы не назвал его переломным, но болезненным, тяжелым, оставляющим неизгладимые следы внутреннего, духовного неустройства, которые могут привести к самым тяжелым и трагическим последствиям.

Мы хорошо помним Европу, которая на протяжении ряда веков славилась своими ценностями, создавала своеобразный ореол своего величия именно на признании ценностей европейской культуры как самых высших ценностей: Истины, Добра, Красоты, Любви, Милосердия, Справедливости. Но я думаю, это было не совсем объективно, потому что и страны Востока, такие как Индия, Китай, и другие регионы мира также вырабатывали на протяжении тысячелетий свои ценности настоящей высокой культуры. Когда мы перечитываем «Махабхарату» или сочинения Конфуция, Лао-цзы, Будды, мы восторгаемся достижениями этих великих культур, этих мировых религий.

Но что произошло с современным миром? Почему выдающиеся умы Европы уже на протяжении столетий пишут о тяжелейшем кризисе европейской культуры? Все хорошо помнят и все время цитируют «Закат Европы» Освальда Шпенглера. Но ведь не только Шпенглер говорил об этом. По существу, все выдающиеся мыслители и представители европейской культуры, которые ее создавали, пестовали, развивали и делали все более совершенной, утонченной, восхитительной, одновременно замечали, что эта культура таит в себе довольно большие опасности, которые могут обернуться против человека и человечества.

Еще в Древней Греции и Сократ, и Платон, и Аристотель были обеспокоены падением нравственности

Еще в Древней Греции и Сократ, и Платон, и Аристотель были обеспокоены падением нравственности

Еще в Древней Греции и Сократ, и Платон, и Аристотель были обеспокоены падением нравственности – это в высокоразвитом, высококультурном обществе, где высшими ценностями считались Истина, Добро, Красота. Неслучайно Сократ, о чем писал Платон, все время обсуждал в своих диалогах нравственные коллизии. За что осудили Сократа? За то, что он якобы стал разлагать молодежь, расшатывать веру в богов. Но на самом деле Сократ, напротив, раньше других почувствовавший начало нравственного падения древнегреческого общества, попытался как-то противостоять этому губительному процессу, научить молодежь не поддаваться нараставшему упадку, декадансу. Неслучайно Аристотель начинает писать свои политические сочинения – «Политику», «Афинскую Политию», а также «Поэтику» – очень сложные, серьезные, глубокие, тонкие произведения. Для чего он это писал? Именно для того, чтобы учить, воспитывать молодежь в самом высоком нравственном духе. Политика у Аристотеля – это одна из самых высоких, серьезных дисциплин. Политик отличается от людей всех других специальностей – философов, ученых, моряков, военных – очень важной добродетелью – рассудительностью. Политик никогда не примет решение, не взвесив его много раз, не обсудив, потому что его решение должно пойти на пользу не отдельным лицам, а всему народу.

В древние времена олигархия считалась самым презренным и недостойным государственным строем. А в настоящее время, как известно, практически во всех странах мы видим господство олигархии в той или иной форме и степени. Это значит, что власть и богатство принадлежат немногим семействам, немногим лицам. В Соединенных Штатах, России, Европе – примерно по 1% населения. Львиная доля, 80–90% богатства, принадлежит небольшой кучке людей. И в этом смысле прежние нравственные, моральные ценности стали абсолютно пустыми, превратились в подобие лозунгов или рекламы. То есть реклама как бы стала политикой, а политика стала рекламой. Законы пишутся для того, чтобы богатых делать еще богаче, тех, у кого есть власть, – еще более могущественными, а бедных и порабощенных – еще более бедными и порабощенными.

Еще до классической древности в Индии, Китае, Европе существовали определенные верования, моральные принципы, культуры народов, которые мировые религии затем обобщили и возвели в закон. Даже больше чем в закон – в заповеди, потому что заповедь – более сильная вещь, чем закон, ибо закон носит внешний характер, а заповедь – внутренний. Человеку не надо читать и перечитывать Конституцию, он хранит закон в своей душе, в своем сердце – вот настоящая мораль и нравственность.

Минувший 2017 г. был Годом экологии – по этому поводу было проведено множество различных мероприятий – конференций, совещаний, семинаров, круглых столов и т.д. А я помню, как в детстве, 80 лет назад, нас учили: нельзя рвать никаких трав, растений без нужды, без необходимости, нельзя ломать деревья, сучья. Нельзя плевать на землю. Потому что нельзя портить, калечить творение Божие. Любой крестьянин, житель России сверхбережно относился к природе. Простой пример – топили дровами. Никогда ни один крестьянин не срубит живое дерево – рубили только высохшие, умершие, ездили в лес за хворостом. Таким образом, приносили двойную пользу: очищали лет от сушняка и запасались топливом.

Почему наш народ так любил справедливость, правду – даже горькую, неприятную? Потому что он понимал, что ложь – всегда преступление, отход от нравственности, ибо диавол – «лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

Оптинские старцы резко критиковали Запад и либерализм, потому что видели, знали и чувствовали, к чему это может привести

Оптинские старцы резко критиковали Запад и либерализм, потому что видели, знали и чувствовали, к чему это может привести

Во всем мире выдающиеся произведения литературы, искусства в прошлом создавали в основном на религиозные сюжеты, в которых были заложены высшие духовные ценности. В советское время народная культура, произведения классиков также хранили и несли в себе в той или иной степени высшие религиозные ценности.

В свое время я был хорошо знаком с народным артистом СССР Сергеем Бондарчуком – мы были членами Комитета по Ленинским и Государственным премиям. Помню, как его критиковали за фильм «Война и мир», слишком масштабные батальные сцены и т.д. Среди критиков были режиссер Сергей Герасимов и его супруга. Я как-то спросил Бондарчука: в чем дело? Почему выдающиеся режиссеры критикуют ваш фильм? И он объяснил: главное – в непонимании самого существа этого фильма, а может быть, и самого романа Толстого «Война и мир». – Тогда скажите, в чем суть вашего фильма? И он ответил: я создал этот фильм как произведение о Жизни и Смерти в самом глубоком смысле.

Папа Римский Франциск, выступая в Европарламенте, в Совете Европы, показал, что современная Европа отступила от своих высших религиозных ценностей, она игнорирует их – и потому во многом потеряла свое величие. Ибо величие человека, общества, государства покоится и зиждется именно на признании и реализации высших ценностей. Он приводил пример: если корни дерева начинают загнивать, никакой пышной кроны не будет; если люди игнорируют высшие ценности – высокой культуры не появится. И он прямо сказал: мы должны благодарить Восточную Церковь, православие за сохранение в первозданном виде учения Иисуса Христа.

Но дело в том, что в современной России все еще недостаточно по-настоящему верующих людей. Общество все время подтачивалось протестантскими, либеральными настроениями, течениями. И этот либерализм во всех его видах и формах привел многих людей к забвению и даже отказу от высших ценностей, к неуважению к тому, что должно считаться ориентиром, духовным сокровищем, – православию. Причем началось это еще задолго до революции. Почему старцы на Афоне, в Оптиной пустыни, в Троице-Сергиевой Лавре, выдающиеся русские мыслители, представители великой русской литературы, искусства и культуры так резко критиковали Запад и либерализм? Да потому что они видели, знали и чувствовали, к чему это может привести.

В наше время, в 90-е гг. XX века, неолибералы – Чубайс, Бурбулис, Гайдар, Ельцин и их американские советники – высшей ценностью сделали рынок, рыночные отношения, а не Истину, Добро, Красоту, Любовь и не заповеди Божии.

К чему мы стремимся сегодня? Наши политики говорят: мы будем идти вперед. Куда «вперед»? Где это «вперед»? И где «назад»? Вперед – к тому, что в Европе – полный аморализм, однополые браки, гомосексуализм и абсолютное неверие ни во что? Тогда лучше идти назад – к Иисусу Христу, к его учению, ибо здесь есть исток наших высших ценностей и основополагающих духовных традиций.

Вместе с тем я думаю, что необходимо существенно менять нашу политическую систему. Капитализм как общественно-политический строй с самого начала был непригодным. В настоящее время это стало особенно очевидно. Он отжил свое время, и его надо заменять иным общественным строем, более человечным, гуманистическим и демократическим, когда власть и богатства страны реально принадлежат всему народу. А сейчас мы имеем воинствующий монополистическо-олигархический империализм с его разрушительными идеями, прежде всего идеей мирового господства.

Советскую власть ругали и продолжают ругать за чистки, террор, другие политические преступления. Но в этот период было и много положительного. Как известно, любые серьезные вопросы обсуждались очень широко – на фабриках и заводах, в производственных коллективах, в колхозах и совхозах. Работали социальные лифты, министры советского правительства выходили в основном из талантливых рабочих, крестьян. Например, Александр Федорович Засядько (1910–1963), заместитель председателя Совета министров СССР, родился в семье шахтера, был слесарем, механиком, заведующим шахтой, потом Сталин сделал его министром угольной промышленности СССР. И всего за несколько лет он поднял отрасль на самый высокий уровень. Мне Андрей Андреевич Громыко (в то время министр иностранных дел СССР. – Ред.) как-то в частной беседе рассказывал: Приходит ко мне Засядько и говорит: «Такая чижолая у меня профессия». Чижолая! И вот, – говорит Громыко, – таким языком он излагает мне свои беды. Но этот простой, не слишком образованный человек был настоящим профессионалом, знал отрасль от начала до конца, и смог поднять производство на небывалую высоту.

Культурная политика в советское время была очень продуманной, взвешенной и при всех своих недостатках приносила воспитательные плоды. Сталин лично контролировал все: смотрел спектакли, фильмы, читал художественную литературу.

Председателем Комитета по делам искусств СССР одно время был Михаил Борисович Храпченко (1939–1948), бывший учитель средней школы, а впоследствии академик. Как рассказывал мне сам Храпченко, во время своего пребывания в этой должности он начал вести дневник. Поскольку в широкой сфере культуры постоянно происходили какие-то позитивные и негативные процессы, имевшие широкий общественный резонанс, Сталин довольно часто приглашал его для соответствующих объяснений. На одной из таких встреч Сталин поручил Храпченко заняться более основательно рядом актуальных проблем культуры. Берия, присутствовавший на этой встрече, неожиданно сказал: товарищ Сталин, а ему некогда этим заниматься. Сталин: как некогда? А он, – заявляет Берия, – ведет дневник. Сталин удивленно: дневник? мемуары?! После этого Храпченко, вернувшись домой, попросил жену приготовить все необходимое, полагая, что его в ближайшее время арестуют. Однако его не арестовали, но вскоре сняли с должности и направили младшим научным сотрудником в Институт мировой литературы. Эта история оказала на него столь сильное впечатление, что он никогда больше не вел ни дневников, ни мемуаров.

При Сталине все произведения литературы, искусства и культуры в целом должны были быть выдержаны в духе социалистического реализма, точнее – быть национальными по форме и социалистическими по содержанию. Этого курса придерживались все советские министры культуры. Об этом рассказывали и Храпченко, и Демичев, которого я также знал лично, и Фурцева, в бытность которой я руководил издательством «Искусство».

Особенное внимание в советское время обращали на художественную самодеятельность, в ней участвовали практически все – на заводах, фабриках, в колхозах, совхозах создавали клубы, народные коллективы. И настоящий талант сразу же проявлял себя. Самородка посылали учиться. Если человеку не хватало образования – условно, чтобы поступить в институт, требовалось 10 классов, а у него было 7–8, говорили: ничего, потом доучится, – и все равно направляли в институт, помогали получить недостающее образование, потому что главное – это талант, который необходимо всячески поддерживать и развивать.

Конс тантин Михайлович Долгов

Конс тантин Михайлович Долгов

Таким образом, шел широкий отбор кадров, талантов из всего народа, из всей молодежи, был огромный постоянный приток свежих сил – и в политике, и в экономике, и в литературе, и в искусстве. Многие наши великие актеры, музыканты – Лемешев, Козловский, Крючков, Грибов, Жаров и др. – вышли из художественной самодеятельности. Была создана широкая сеть очного, вечернего, заочного образования, и практически каждый человек мог получить образование, которое он хотел. Страна стала высокообразованной, высококультурной и, как справедливо отмечали, самой читающей в мире. Кстати, несмотря на многомиллионные тиражи, книг не хватало, поэтому часто в библиотеках, школах устраивали коллективные читки. Помню, когда вышел роман Фадеева «Молодая гвардия», по всей стране организовали коллективные чтения этого произведения.

Неслучайно в Советском Союзе была создана великая культура, вызывающая уважение и восхищение по сей день. Именно благодаря этой культуре Советский Союз превратился в могучую державу, в том числе смог одержать победу в Великой Отечественной войне и первым выйти в космос. Неслучайно интеллигенция почти всего мира была на стороне Советского Союза, восхищаясь его достижениями в науке, технике, литературе, искусстве, культуре в целом.

Я все время пишу и говорю: культура должна быть абсолютно доступной для молодежи. Театры, консерватории, филармонии, музеи, не говоря уже об учебных заведениях, – все должно быть бесплатным. Для взрослых может быть какая-то плата, но молодежь должна все это свободно посещать – видеть, переживать, обсуждать, на этом расти, воспитываться. Я, например, будучи студентом, ходил два, а то и три раза в неделю в театры, в основном в Большой, не говоря уже о выставках, музеях. Все это стоило копейки…

Я бы, конечно, поставил ограничение шоу-бизнесу, этим безголосым и маломузыкальным «королевам» и «королям», которые получают огромные деньги за исполнение, как правило, слабых в художественно-эстетическом отношении произведений. Может быть, целесообразно создать отдельный канал для любителей подобного искусства, но нет никакой необходимости транслировать подобные произведения по всем каналам радио и телевидения. Вместо этого нужно предоставить широкие возможности для исполнения произведений подлинно народного искусства и культуры, то есть всего того многонационального богатства, которое есть в России.

И это нетрудно сделать, я бы сказал легко: заменить людей, которые этим управляют, и все пойдет по-другому. А иначе мы будем опускаться все ниже и ниже, такое оболванивание приведет к трагическим последствиям для государства во всех отношениях.

И конечно, особое внимание надо уделить средствам массовой информации. Необходимо определиться по-настоящему – какую культуру следует поддерживать и развивать, а затем последовательно проводить эту политику по всем каналам радио, телевидения, в газетах, журналах, в глобальной сети.

Сейчас есть отдельные проекты, передачи, направленные на поддержку народных талантов: «Щелкунчик», «Синяя птица». Это очень хорошо, но, разумеется, недостаточно, если сравнивать с тем, что было в советское время с общенародным движением по развитию художественной самодеятельности.
Развитие нашей культуры зависит непосредственно от заинтересованности и участия всего народа в культурном строительстве. Люди создают культуру, а культура создает людей. Какова культура, таковы и люди, каковы люди, такова и культура.

Константин Долгов

Комментарии закрыты