Сочинение восьмиклассницы Марии Уховой, ученицы Православной гимназии «Ладанка» (Павловская слобода Московской области). Работа Марии в 2017 г. заняла 1-е место в своей возрастной группе в финальном – очном – туре Международного детско-юношеского конкурса им. Ивана Шмелева «Лето Господне». Конкурс проводится Издательским Советом РПЦ по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Педагог Марии Уховой – Надежда Сергеевна Ватаву.

Герои – люди, готовые пожертвовать собой, своими интересами ради окружающих. Герои России – ее цари, ее реформаторы и военачальники, ее солдаты и просто люди, которые самоотверженно служили и служат ради ее процветания, ради благополучной жизни ее народа.

Но мне хочется рассказать о людях, которые совершают менее заметный, но, может быть, более значимый подвиг – спасают человеческие души. Эти люди – священнослужители. Они помогают людям, приходящим в Дом Божий – храм – за утешением и наставлением, чтобы попросить помощи или поблагодарить за дарованные блага.

Храмов много, но у каждого человека есть свой, самый родной и близкий для него. Для меня такой храм находится в городе Суздале, городе церквей. Множество золотых маковок тянется к небу, сверкая на солнце. На берегу реки Каменки стоит белокаменный Александровский монастырь. Он небольшой: храм, колокольня да пара келий. Но удивительно, как маленький однокупольный храм, лишенный всяких украшений и кажущийся звеняще пустым и суровым, преображается, когда в алтаре за Царскими вратами раздается возглас: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков». На амвон выходит седовласый монах-священник, и начинается служба. Все погружаются в древние слова молитвы, возносящиеся под купол храма.

Седовласый монах-священник – настоятель этого монастыря, архимандрит Авель. Он кажется одновременно далеким, когда предстоит в молитве перед алтарем, и очень близким, родным, когда окидывает отеческим, наполненным бесконечной любовью, взглядом прихожан.

Александровский монастырь, Суздаль

Александровский монастырь, Суздаль

Этот монастырь стал моим вторым домом, а батюшка Авель – моим духовным отцом. Мы часто ездили к нему, когда я была совсем маленькой. Мне рассказывали, что я в три года ходила за кадящим батюшкой, собирала благоухающие камни ладана и складывала в карман под молнию, чтобы «благодать не улетела». Прошло немного времени, и батюшка благословил меня помогать собирать догоревшие свечи на подсвечнике. Я помню, с каким нетерпением ждала, когда догорит свеча и можно будет потушить огарок. Совсем маленькой я простаивала всю долгую монастырскую службу, наблюдая за десятками завораживающих меня огоньков. С девяти лет батюшка разрешил мне подпевать на клиросе. Сначала у меня не очень хорошо получалось – наш регент часто меня поправляла, но со временем я выучила монастырские распевы и стала полноценным членом хора. Только недавно я поняла, как мудро поступил батюшка Авель, поставив меня у подсвечника, тогда я перестала отвлекаться от службы хождением по храму, а с назначением в хор – и мыслями. Наш духовный отец очень щедр на любовь: если молебен с водоосвящением – все мокрые с ног до головы, если Пасха – то похристосуется и обменяется крашеными яйцами со всем приходом, а на Рождество Христово сладкий подарок получила даже моя маленькая сестренка, хотя она еще была у мамы в животике.

Но главное, ради чего к нему едут люди с разных уголков России, это молитва и духовный совет. Нас с отцом Авелем разделяют 300 километров, и каждый раз, когда удается приехать к нему, для нас – маленький праздник. Чтобы успеть на литургию, нам приходится вставать в четыре часа утра. Дорога проходит незаметно, когда наблюдаешь, как меняется пейзаж за окном: ниже становятся дома, чаще появляются деревни, гуще становятся деревья. Наконец, из-за деревьев начинают проглядывать купола церквей – мы почти на месте. Проезжаем старинные улицы, торговые ряды, несколько больших храмов, окруженных крепостными стенами.

Приехали! Входя в храм, понимаешь, что долгий путь был проделан не зря. Батюшка нас встретит, благословит, что-то скажет родителям, обнимет нас с братом. Брат встает у подсвечника и, как я раньше, караулит свечи, рядом папа с мамой, я встаю на клирос. Служба идет своим чередом.

Мария Ухова

Мария Ухова

В нашем храме очень долгая исповедь – почти два часа. Пока мы, исповедавшись, успеваем выйти наружу почитать книги в церковной лавке или тихонько побеседовать, батюшка не позволяет себе даже присесть, лишь изредка обопрется об аналой и прильнет к голове кающегося чада. А если исповедь слезная, если человек действительно осознал свои грехи, отец Авель так скорбит и молится вместе с ним, что, как стон, слетает с его губ «Помилуй, Господи».

Очень интересно наблюдать за малышами, приходящими на свою первую исповедь: волнуясь, на негнущихся ногах подходят они к аналою, а батюшка нарочно строгим голосом говорит: «Ну, иди сюда, «великий грешник». И, внимательно выслушав эти «ужасные» грехи, с торжественным видом отпускает их; малыш спешит в объятия мамы, больше него волновавшейся за своего карапуза. А когда малыш отойдет подальше, батюшка оборачивается к прихожанам и произносит: «Нам бы такие «страшные» грехи исповедовать».

Со Святейшим Патриархом после вручения диплома

Со Святейшим Патриархом после вручения диплома

Отец Авель все свои силы отдает приходу, каждую минуту беспокоясь о нас и наших проблемах. Он все время выглядит задумчивым и печальным, переживая горе каждого вместе с ним. Но в Пасхальную ночь батюшка преображается, он как бы молодеет, и его ликование передается и нам, полусонным и уставшим. А на трапезе, среди оживленно беседующих прихожан, мы замечаем, что наш батюшка уснул, так и не притронувшись к пасхальным угощениям, тогда келейник трогает его за плечо и произносит: «Пойдем, отче, я провожу тебя в келью».
Отец Авель для меня герой духа, и без сомнения можно сказать про него: он живет так, что ему не будет мучительно больно за бесцельно прожитые годы, потому что его цель – это служение Господу и людям.

Комментарии закрыты