Как остановить истерику у ребенка, воспитать в детях кротость, терпение? Какого рода послушание следует взращивать в семье – мужу, жене, детям? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храмов Покрова Богородицы и Новомучеников и Исповедников Российских в с. Акулово Московской области.

– Гнев – самая, пожалуй, распространенная болезнь современных людей, в том числе детей. Как ее лечить, отец Валериан, подскажите?

– Во-первых, Сам Господь Иисус Христос говорит ученикам Своим: «…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). То есть Господь отмечает кротость как одну из добродетелей, свойственную Божественному естеству. «Сыне Давидов» – так именует Священное Писание Иисуса Христа. Ибо еще Ветхий Завет говорит: «Помяни, Господи, Давида и всю кротость его» (Пс. 131:1). «На кого воззрю, только на кроткого и смиренного» (Ис. 66:2). Все эти слова в Священном Писании свидетельствуют: кротость – это то, чему прежде всего нужно учиться у Самого Господа. Человек кроткий – тихий, умиротворенный; гневливый – раздраженный, озлобленный. 

Одному человеку было некое видение – он оказался у врат преисподней. И услышал, как дьявол выгоняет своих сатрапов на работу, приказывает, чтобы побольше человеческих душ уловили. «Забирайте оружие». И все бросились разбирать оружие, начался гвалт, шум, крик, драки. Там же царит злоба, в аду-то. Тогда дьявол зарычал, как тысяча львов: «Стоять, сам буду выдавать оружие! Тебе какое?» – спрашивает. Тот отвечает: «Гнев». «Гнев, гнев», – все требовали гнева. Потом все – гнев кончился. Очень интересный момент: божественные свойства – беспредельны. А дьявольские – ограничены. Даже их злоба имеет границы. Когда гнев кончился, вся эта бесовская рать загундосила: с пьянством к ребенку не подойдешь, еще с какими-то грехами, которые он не понимает. А разгневаться, раздражиться может каждый – от ребенка до старика. Больше того – даже в одиночестве человек иногда начинает раздражаться, гневаться – сам на себя. Какую-нибудь вещь потерял, или что-то не получается у него…

И человек этот пуще всего стал бояться гнева. 

Омовение ног. Икона. XVI в. Псков

Омовение ног. Икона. XVI в. Псков

Неслучайно в Священном Писании сказано о том, что сдерживающий гнев больше берущего приступом город. А в другом месте: «…гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1:20). «Гневаясь, не согрешайте» (Ефес. 4:26). Это значит, что даже если человек не сдерживается от самого гнева, то должен сдержать себя хотя бы от его проявлений.

– А как можно гневаться и не согрешать?

– Архимандрит Тихон (Агриков), очень кроткий такой батюшка, любвеобильный, говорил: «Вот здесь (показывая на уста) – в нашей власти, а здесь (показывая на грудь)– не в нашей власти». Это многим известно, когда вспыхивает гнев, он появляется в душе, подступает к горлу, душит иногда – буквально. Но говорить или не говорить, действовать или не действовать в этом состоянии – все-таки во власти человека. Поэтому Александр Васильевич Суворов, который приступом брал не один город, Измаил в частности, сказал: «Себя победишь – будешь воистину непобедим». 

– «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю»(Мф. 5:5). Из истории известно, что Наполеон был очень гневлив, а Александр I обладал выдающимися дипломатическими способностями, кротостью. 

– И кротость победила гнев. В борьбе с гневом, с раздражением, заключается один из духовных подвигов земной жизни. Нужно стараться сдерживать себя в гневе. Старец Сергий (Орлов) говорил: «В любой ситуации, когда ты не знаешь, как поступать, что делать, нужно помнить золотое правило: от нас зло не должно исходить». А чтобы оно не исходило, надо, чтобы его в душе не было. Когда у нас начинают возникать раздражение, гнев, то, если их не сдерживать, потом появляется озлобление. А за озлоблением – злопамятство. Человек не может отстать от этого. Есть, правда, отходчивые люди, тут же плохое забывают – но это уже свойство, не заслуга. А заслуга заключается в том, чтобы не думать об этом и не вспоминать. «Кто, – говорят, – старое помянет, тому глаз вон». Ведь это выражение основано на Священном Писании. Оно значит: если будешь вспоминать старое, то Господь тебе вспомнит и твое старое. «Око за око и зуб за зуб». Поэтому мы и просим в «Отче наш»: «…остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим»

Поэтому желательно стараться пресекать гнев в самом начале. Когда только начинается раздражение, по какому бы поводу оно ни возникало, нужно с ним тут же начинать бороться – внутри себя. Иначе оно начнет расти, может заполыхать, если горячий характер – быстрее, более спокойный – медленнее. Но свойство характера – это как некий дар, над которым человек должен уже трудиться. 

Вот кротость – это состояние духа – молчаливого, с любовью. Вспоминается поведение старцев… Я как-то рассказал отцу Николаю Гурьянову о том, что усердные католики, как говорят, идя в массы, брали престол и выходили на европейские пляжи – совершать мессу. Батюшка сначала вздрогнул, а потом таким мирным голосом сказал: «Ну, может, не стоило бы этого делать». Так спокойно…

Или, я помню, – проспал, а нужно было службу начинать. Вбегаю, а отец Сергий (Орлов) сидит – уже минут 10 или 15 прошло, народ стоит в храме в молчании, служба не начинается. Мне стыдно, я волнуюсь, а он меня успокоил, говорит: «Не волнуйся, без нас не начнут». 

Поэтому, понимаете, стараться не раздражаться, бороться с гневом – это подвиг постоянный буквально. Потому что враг все время старается чем-то раздражить, через кого-то или что-то вызвать на ответную реакцию. Почему еще Ветхий Завет, предупреждая это состояние, говорит: «…аще добр будешь – себе и ближним твоим, а аще зол будешь – сие и пожнеши» (Притч. 9:12). Свое зло пожнешь. То есть когда человеку делают какое-то зло, то оно касается как бы его внешней стороны, не проникая во внутреннюю сущность – до тех пор, пока у человека не начнет внутри возникать озлобление. Тогда эти две сущности могут между собой слиться, и начинает полыхать огонь ссоры, ругани, даже, может быть, драки или каких-то еще преступлений. А когда одна сторона не воспринимает, то другая начинает испытывать еще большее раздражение, если не останавливает себя, потому что зло начинает возвращаться назад, на свой источник.

– Батюшка, когда ребенок впадает в истерику, он расходится все сильнее и сильнее, можно ли шлепнуть ребенка?

– Именно в таком случае – да – когда он не в силах с собой совладать. Это как бы некоторый стресс, встряска, чтобы он остановился просто. Но когда ты не обращаешь на него внимания, то он в конце концов добивается, чтобы в тебе возникло ответное раздражение. Мы не выдерживаем просто. Мне рассказывала одна раба Божия: когда она была маленькая – кричала, кричала, а мама ее и говорит: «Кричи громче». Та – еще громче. Мать: «Еще громче». Ребенок, наконец: «Не могу больше». Всему на свете есть предел. Как видите, кончился гнев, сил не хватает.

Но тут нужно быть очень осторожными. С одной стороны, надо ребенка как-то отвлечь, чтобы не расходился, чтобы истерики не было. Но многое зависит от характера. Иногда приходится выдерживать, иначе добьется своего, потом будет этим способом пользоваться.

Говорят, смех и рыдание примерно одинаковы по своим физическим свойствам: похожие спазмы, человек дергается как-то. Почему и говорят, что сильно смеяться вредно. Организм находится в состоянии, похожем на истерику.

– У святого Паисия Святогорца есть высказывание: страсти – это силы души. Может быть гнев использован позитивно, как сила души?

– Думается, во всяком человеческом действии участвуют силы души. Можно силу воли устремить на достижение какой-то цели. А можно употребить на то, чтобы отказаться от этой цели во имя какого-то блага. Это та же самая сила души, развернутая в другую сторону. 

Что касается гнева – видимо, когда человек как-то реагирует, то это свидетельство того, что он еще живой. Если он уже полутруп, то не реагирует, потому что почти умер. Поэтому это свидетельство в какой-то мере живой души. 

Очень хорошо говорит митрополит Кипрский Неофит. По его словам, у всех апостолов был разный характер, который можно было направить и в одну, и в другую сторону. Классический пример – апостол Павел. С какой ревностью он шел предавать христиан мучению. Потом с еще большей ревностью стал, наоборот, проповедовать Слово Божие. Еще один классический пример – Мария Египетская. Она предавалась наслаждениям, не взирая ни на что, не считаясь ни с чем. А потом, увидев, что отвернулась от Господа, осознав, что творит беззаконие, полностью изменила свою жизнь. Сосуд страстей стал сосудом избранным, очистив себя от страстей. 

Нет таких динамометров, которые могут измерить душевные силы. Сколько силы воли? Сколько можно терпеть? Даже сила любви – как ее измеришь? А она есть.

– Как кротость можно воспитать в детях?

– Самое лучшее воспитание – личным примером. Я, например, с детства был довольно раздражительным. Мы с братом часто дрались. Он меня старался наставить, я, конечно, возникал. 

Помню, я учился в институте, собирался делать проект, что-то подзапустил, и вот дверь открывается, входит мой второй братец, а он был на курс старше меня и учился хорошо: «Валерьян, ты собираешься делать проект?» Я говорю: «Не знаю». Хотя я только что собирался делать. Но он мне говорит, и я не могу ответить положительно – гордыня такая. Нужно было бы сказать: «Да, подскажи мне. Помоги!»

Мама меня учила, запрещала перечить не только взрослым, но и старшему брату: «Валюшка, молчи, не смей отвечать». И от нее я не слышал, чтобы она кого-нибудь осудила, про кого-нибудь что-то сказала. Она всегда промолчит или спокойно скажет. И вот как раз митрополит Неофит говорит: «Тот, кто имеет смирение, может научить смирению. Тот, кто имеет кротость, может научить кротости». 

А как научишь кротости, если ее нет? Поэтому, чтобы учить, надо приобретать самому кротость, тогда и сможешь научить. В отношении воспитания очень хорошо сказал митрополит Филарет (Дроздов): «Раздраженный воспитатель не воспитывает, а раздражает». Нужно избегать раздражения самому, тогда и дети будут капризничать меньше.

– Батюшка, а кротость с послушанием связаны?

– Конечно. С послушанием все связано: и кротость, и безгневие, и смирение, естественно, и любовь. Потому что, когда человек слушается, он проявляет любовь, старается выполнить чьи-то просьбы. А когда не слушается, начинает возникать недовольство, раздражение. Почему непослушание разделяет – детей от родителей, духовных чад от духовных отцов. Люди становятся строптивыми. «Род строптив и преогорчеваяй»(Пс. 77:8). 

– Жена должна слушаться мужа? 

– Конечно, а как же? Я не помню, чтобы мама спорила с папой. Но это не значит со всем соглашаться и ничего не говорить. А важно – как сказать и когда. И не спорить. Митрополит Неофит очень хорошо об этом говорит: игумен должен быть на послушании у братии. Но как это разуметь? То есть он старается выполнить то, что хотят послушники, но своей мудростью как бы исправляя это. Ведь и Господь слушает наши прошения. «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить»(Мф. 20:28). В сущности, Господь нам служит, многие наши пожелания выполняет. Но иногда не выполняет, потому что нам это неполезно. Подчас выполняет, но не сразу, что-то подправляет. Все – по любви. А это и есть как раз послушание у послушников.

– Получается, что и глава семьи тоже должен слушаться?

– А как же? Он же не для себя все делает. В любом конфликте есть доля вины каждого. Но больше виноват тот, кто умнее. Если старше, соответственно, он более виноват. Понимаете в чем дело? В конце концов, мы ведь живем уже не для себя. Если у нас дети, мы для них живем, и то, что они желают, мы стараемся выполнять, но так, чтобы это было во благо. Послушание родителей детям отличается от послушания детей родителям. Потому что по-настоящему дети должны слушаться родителей беспрекословно. А родители детей – не беспрекословно, но разумно, подправляя. Есть такой афонский пример, анекдот. В монастыре русский старец говорит русскому послушнику: «Чадо, прыгай в море». Тот отвечает: «Благослови». И прыгает. А греческий говорит своему послушнику: «Чадо, прыгай!» А тот говорит: «А почему?» Это разница послушания, но результат и там и там получается один и тот же.

И вот митрополит очень интересно говорит: если ты стараешься в послушании, а тебя не станут слушаться, то ты не будешь виноват. Все, что мог, ты сделал для научения послушанию. Но тогда святым станет старец, а не послушник. Святым окажется отец, а не жена и не дети, которые его не слушаются. 

«Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»(Гал. 6:2). «В ад каждый идет сам по себе, а в рай можно войти только вместе», – писал Алексей Хомяков. И дети иногда говорят то, к чему можно прислушаться. И жена может сказать, и муж. Но это духовная жизнь, это мудрость. Дар рассуждения – наивысший дар.

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

– Батюшка, гнев заразителен?

– Да, конечно. Как и всякая страсть. С кем поведешься, от того и наберешься. «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися»(Пс. 17:26, 27). Почему молодежь-то сейчас в таком печальном состоянии? Потому что примеров кротости и любви мало. Раньше даже фильмы были нравственные, а сейчас нервное все, дерганое такое, не мирное, не любовное. Поэтому, к несчастью, им негде почерпнуть положительный опыт. Они и приобретают то, что приобретают. 

– Есть какие-то специальные молитвы от гнева? 

– От гнева начальника, когда идешь к нему, молись: «Помяни, Господи, Давида и всю кротость его»(Пс. 131:1). Интересно митрополит Неофит рассуждает. «Что ж, – говорит, – если не слушается, ребенка выгонять, что ли? А монаха? Или гнать священника из епархии? Я, когда чувствую, что ничего не помогает, начинаю молиться: Господи, укажи мне, что с ним делать? И Господь указывает». Он и про детей сказал. Не будешь дочь или сына выгонять-то. Нужно молиться. Поэтому кто пытается без молитвы с этим справиться, а своим умом, тот берется за очень сложное дело, иногда, может быть, даже непосильное. Потому что противостоит ведь этому адская бездна, которая старается всех разделить, озлобить, в общем, погубить. На это все направлено. И без Божией помощи здесь уже не справишься. Поэтому митрополит Филарет (Дроздов) и сказал: «С советом можно идти только в открытую дверь, а в закрытую дверь – стучаться с молитвой».

Беседовали Дмитрий Симонов, Ольга Каменева, Светлана Скворцова
Публикуется с сокращениями

Комментарии закрыты