Настоящая любовь – дар Божий, который нужно просить, – возникает постепенно. При этом истинное назначение мужа и жены – продолжение рода человеческого, воспитание душ детей, которые вместе с родителями должны стать наследниками Царства Небесного. Размышляет протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храмов Покрова Богородицы и Новомучеников и Исповедников Российских в с. Акулово Московской области.

Одна девочка, которая еще и в школу не ходит, задала мне вопрос: «А почему Бог сотворил человека?» Представляете? Пришлось молиться, конечно. «Господи, помоги! Такой трудный вопрос… Что же ей ответить?» Я говорю:

– Деточка, вот тебе нравится, когда у вас в семье все хорошо, папа и мама добрые и ласковые?
– Да.
– Это значит, что все любят друг друга. А любви не свойственно замыкаться в себе, любовь изливается на другие существа. Наша православная вера именует Бога Любовью. Все три Лица Святой Троицы находятся во взаимной любви. И Господь, живя в этой любви, пожелал, чтобы и другие существа так же находились в любви и согласии, и сотворил человека. Свойство любви и добра таково: «Аще премудр будеши – себе и ближним твоим, аще зол будеши – себе зол будеши» (Притч. 9:12).

Вот в этом-то и есть назначение человека – он создан для любви, любви к Богу. Но Бог – это чистейший Дух, и любовь к Нему – высшее и непостижимое состояние. И чтобы человеческая любовь имела возможность изливаться на подобного ему, Господь сотворил человеку помощницу и продолжательницу рода человеческого. Адам нарек ее Жизнь – мать всех живущих. Поэтому назначение мужского пола – это назначение отца, а назначение женского пола – назначение матери.

Отец Валериан в Переделкине с семьей в начале своего священнического служения

Отец Валериан в Переделкине с семьей в начале своего священнического служения

Подвиг воспитания в семейной жизни – сложнейший. Кстати, при естественной духовной жизни, да и невольно даже, по тому же изречению уст от Бога, когда супруги живут долго в согласии и в мире, они не называют друг друга «жена» или «муж», а со временем начинают обращаться друг к другу «отец» и «мать». Обратили внимание? «Мать, ты что там делаешь?» Или: «Отец, ты куда пошел?» Это ведь не случайно, это – по сути.
Поэтому семья – малая Церковь. Вселенская Церковь – это та, о которой сказано: «Кому Церковь – не мать, тому Бог – не Отец». Церковь – это матерь наша. И Отец наш – Отец Небесный.

Временно человеку дается состояние влечения для продолжения рода человеческого. Но с возрастом оно проходит. Это имеет особый смысл, потому что данное служение – продолжение рода – выполнено, а дальше – подготовка к будущей жизни. Помните, когда Спасителю задали вопрос: если семь братьев имели одну жену – чьей она будет в Царствии Небесном, то Он ответил, что там «в воскресении ни женятся, ни посягают, но яко Ангели Божии на небеси суть» (Мф. 22:30). То есть угасание этого временного дарования приходит для того, чтобы человек перестраивался к духовной жизни.

Вначале, когда дети маленькие, они не стесняются, живут по своей чистоте как в раю. Потом появляется влечение, поскольку все мы находимся в греховном мире, – но со временем все это отходит, и возникает уже другое состояние. Поэтому и в семейной жизни по-настоящему об этом временном состоянии лучше просто не думать, оно – преходящее. А строить жизнь следует именно по духовному принципу – любви, добра, мира. Как говорят: что старый, что малый. Не только потому, что он какой-то беспомощный: просто и старый и малый человек тянутся к ласке, любви, теплу. И это как раз то, что с младенчества и до старости требуется человеку. И это состояние согласия будет и в Царствии Небесном. Сказано: муж и жена – сонаследники будущей жизни.

Отец Валериан с детьми в храме в Акулово

Отец Валериан с детьми в храме в Акулово

Есть в этом отношении потрясающий пример из явлений загробного мира. У одного человека умирает жена, и он остается с малыми детьми. Он год выдерживает траур. Потом – мужчина ведь должен трудиться, а детям нужна забота, да и молод он был еще, – как говорится, чтобы не искушала плоть, он решил второй раз жениться. Будучи вдовцом, он по закону имеет такое право. И у него случается какая-то неприятность. Кстати, если человек не выдерживал испытания, то часто ему посылалась другая скорбь, хотя он хотел вроде бы утешиться, желал личного, земного тепла или, может, даже комфорта. И случилась у него неприятность – то ли растрата, то ли его подвели. И как это часто бывает, около детей успокаиваешься. И он зашел в комнатку к детям – они спали, сел возле них и стал вспоминать свою жену. И вдруг открывается дверь, и входит она, его первая супруга – со свечой. И он, поскольку привык к ней обращаться как к помощнице и советчице, спрашивает:

– Ты знаешь, что у меня случилось?
– Знаю.
– А что мне делать?
– Ничего, – помолись, все пройдет.
И он начинает понимать, что она что-то знает.
– А кто это сделал, ты знаешь?
– Знаю.
– А кто?
– Это тебе не нужно знать, тебе это не полезно.
Тогда он начинает понимать, что беседует с той, которая из иного мира, и ей многое открыто. Он спрашивает:
– А ты знаешь, ведь я женился второй раз. Ты не обижаешься?
– Нет, напротив, ты правильно сделал.

Там уже нет этой ревности – земного характера. Это, как говорил Апостол, скорбь по плоти, а там плоти нет, там – дух. Рядом с душой ее мужа, душами ее детей – любящая душа, которая заботится о них. Для нее этого было достаточно, это было самое главное. Потом вдруг раздались шаги его второй тещи, супруга сказала: «Нас не должны вместе видеть», – и ушла. Интересно, что на полу остался воск от свечи – чтобы он не думал, что ему все почудилось.

Назначение мужа и жены – продолжение рода человеческого, воспитание душ детей, которые должны стать наследниками Царства Небесного. К несчастью, эта сущность почти забыта, некоторые видят только земное, временное, плотское. И из-за этого – все грехопадения, и разврат, и блуд. Почему и семьи лопаются, как мыльные пузыри. Потому что там любви-то нет. Говорят: любовь прошла. По сути своей любовь не может пройти. «Любы николиже отпадает» (1 Кор. 13:8).

Действительно, то, что происходит часто, это – еще не родившаяся даже любовь. Это только какое-то влечение, какие-то новые ощущения. И эти ощущения, новизна проходят, и больше ничего не остается.

Одну рабу Божию полюбил человек, она принимала его ухаживания, но относилась к нему с некоторым недоверием. И, поскольку была верующая, попросила старца, духовного отца из Данилова монастыря, с этим человеком, не очень церковным, поговорить. А ее духовником был отец Георгий Лавров – ныне уже канонизированный исповедник. Она удивилась, что старец очень долго с ним беседовал. И отец Георгий сказал:

– Ну что ж, можно замуж выходить.
– Как это! Я ж его не люблю!
– А ты знаешь, что такое любовь-то?
– Ну как же, я читала!
– То, что ты читала, – это не любовь. Это увлечение, новизна. Она отпылала, и остался холодный пепел. А любовь постепенно возникает, и любовь – это, в общем-то, дар Божий, и его нужно просить.

Действительно, потом она вышла все-таки за него замуж и счастливо прожила всю жизнь.
А другая раба Божия, которая овдовела во время войны, – у нее, правда, уже были дети, – и ей тоже предлагали руку и сердце, не вышла замуж. Я тогда был уже священником, с ней беседовал, и она сказала просто: «Батюшка, если Бог не даст любви – не полюбишь, а без любви – что за жизнь?» И все.

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

Мы рождаемся в этот мир, кем кому Господь благословил, а дальше нужно трудиться, чтобы и самому, и всем тем, кого нам Бог вверяет, наследовать Царство Небесное. Но вместо того, чтобы исполнять то, что назначено Творцом, человек, забывая о Нем, начинает сам строить свою жизнь. И доходит до безумия, когда начинает говорить: «Почему я мужчина? Почему не женщина?» Это уже есть противление воле Божией. Ведь Господь сотворил сначала Адама, а потом Еву, и тем самым установил некую иерархию. И в Церкви она существует; священство – так установлено Богом – только мужской пол.

Враг рода человеческого старается все опорочить, переделать в противовес воли Божией. Но он не имеет творческой силы, а только копирует. Кто-то очень хорошо сказал, что дьявол – обезьяна Бога. И если у Бога в Царствии Небесном все будут «яко Ангели Божии на небеси» (Мф. 22:30), и даже на земле еще, сказано: «…нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28), то вместо этого равенства во Христе и в будущей жизни бесплотности (как Ангелы бесплотны) враг старается устроить равноправие здесь на земле. Чуть ли не перевернуть плоть – вы знаете это сумасшествие некоторых современных людей. Люди пытаются уйти от Бога и жить по своей воле, по своим разумениям. Но, как говорит святитель Николай Сербский, а своя ли это воля? Свое ли разумение? А получается воля дьявольская, разумение дьявольское – человек просто его принимает.
Однажды я услышал интересное объяснение слова «эмансипация». Обычно говорят: «эмансипированная женщина». Но первоисточник этого слова заключается в уходе детей из-под власти родителей. Это термин Римского права. Выход из-под власти мужа – это эмансипация женщины.

Как осуществлялся выход детей из-под власти родителей? Римское право, а на нем до сих пор зиждется вся юридическая наука, – этот процесс узаконивало, и желающих эмансипироваться детей отец должен был продать постороннему лицу – патрону. Сына нужно было продать трижды, а дочь или внуков – власть простиралась и на них, как и на все потомство – один раз. Оказывается, эмансипированные дети составили ряды пролетариата – это в словаре Брокгауза и Ефрона, можете прочитать. Пролетарии – те дети, которые ничего не имели, потому что, уходя из-под власти родителей, не могли пользоваться их средствами, лишались наследства.

А сейчас ведь полно эмансипированных детей, которые не хотят слушать родителей. Власти родители над ними не имеют. Это узаконивается так называемой «ювенальной юстицией», нынешней эмансипацией, то есть выводом детей из-под власти родителей. Вот оказывается, откуда ноги – или копыта – растут.
Мне иногда говорят: «Батюшка, они хотят жить самостоятельно». Я отвечаю: «Ну что ж, желание самостоятельности само по себе не такое плохое, но тогда пусть попробуют. Пусть для себя готовят, стирают. Ну, зарабатывать они еще не могут, потому что учатся, пусть хотя бы себя обслуживают…» И тут желание свободы кончается. Потому что посуду надо мыть, и стирать, и готовить, а этого никто не хочет. Как сказал в свое время Николай Сербский, свобода – это как хлеб: когда у одного много, то у другого нет. Когда свободны дети, то родители несвободны и находятся в рабстве у детей. То есть иерархия нарушена, перевернута.

И таким образом оказывается, что эмансипация детей и послужила образованию пролетариата. Но до пролетариев нам, современным людям, далеко. Возьмите опять же Брокгауза и прочитайте, что такое пролетарии: это те, которые ничего не имели, но могли иметь детей, и власть их над детьми сохранялась. Так что законы современной ювенальной юстиции не дают людям даже тех прав, что имели в древности римские пролетарии. Это так, к слову о современном состоянии мужчины и женщины.

Женщины, когда желали быть равноправными (это началось во Франции, в конце XVIII в.) стали создавать женские клубы. И начали требовать: раз равенство, то нужно носить мужскую одежду. Правда, Конвент запретил все эти клубы – они тогда еще что-то соображали, а теперь женщины уже почти все ходят в брюках, в мужской одежде. И девочек с детства приучают к равноправию через мужскую одежду. А ношение мужской одежды накладывает отпечаток на характер.

Да, в мужской одежде ходила блаженная Ксения, она юродствовала, к тому же очень любила своего мужа и в память о нем носила его вещи. Но это была святая! Мария Египетская вообще одежды не имела. Некоторые сейчас к этому приближаются, но нужно быть Марией Египетской! Если таких высот достигнуть, то можно ходить, как Василий Блаженный, – тоже не очень одетым. Правда, он это делал и зимой – мы, пожалуй, так недолго проходим.
Все эти примеры дают пищу для размышлений. А размышления-то очень серьезные, потому что на самом деле смешение полов, которое постепенно выползало, теперь прорвалось во всем мире.

Так вот, на самом деле белые платочки и всевозможная форма одежды – это серьезные вещи. Да, для совершенных одежда никакого значения не имеет. Но до совершенства нам далековато.

Так же как и посты. Бывает говорят: «Пост – не главное, главное – духовное!» Ну, да, конечно, – если можешь быть как Спиридон Тримифунтский. Однажды постом в его дом постучался странник. А святителю Спиридону нечем было его накормить, потому что он сам вкушал пищу только в определенный день, а в прочие ничего не ел, и в доме практически не было еды. Тогда святой Спиридон приказал дочери поджарить бывшее в запасе соленое свиное мясо и, предложив его страннику, ел с ним сам, чтобы того не смутить. Ну, если можешь, как Спиридон Тримифунтский, превратить змею в золото – пожалуй, тогда можно и мясо есть постом.

Святителя Филарета, митрополита Московского, очень почитала одна раба Божия, какая-то аристократическая дама, и она накормила его куриным супом. Он съел, но потом месяц ничего не вкушал, был на хлебе и воде. Если так, то, конечно, иногда можно и курицу съесть постом, и раздетым ходить…
Я – человек-то, можно сказать, старейший, застал послевоенные времена. Когда у нас в городе появилась женщина с накрашенными губами, на нее смотрели как на чучело. Я слышал, как взрослые женщины говорили: как же она ест-то? Помаду ест. А это было недавно.

«Это, – говорят, – не главное». Да, может, и не главное. Но как раз главного-то почти не остается. Конечно, главное – это душа. А в душе что творится? Что, там – смирение, терпение и любовь? Не очень часто встретишь это. Молодое особенно поколение, к несчастью, в большинстве своем не думает о душе и занято земным и временным.

Когда-то я прочитал в Прологе поучения Аввы Памвы (жившего примерно полторы тысячи лет назад) о последних временах. Там сказано, что наступит безверие, татьба, хищения, разные способы изымания средств, при этом люди будут увлекаться играми. Я читал это лет 40 назад, думаю: футбол, что ли? Теперь-то понял. Все же играют, играют, играют. Причем настолько это понятие стало распространенным, что иногда люди, не думая, говорят: «сыграли свадьбу». И разошлись. Потому что – «сыграли», спектакль кончился. То есть даже в земном смысле люди перестали жить серьезной жизнью. Мало осталось понимания того, что человек что-то должен, что у него есть какие-то обязанности.

Одна раба Божия в беседе с молодежью задавала им следующие вопросы. Мужскому полу: «Что вы хотите – иметь жену, иметь детей, иметь квартиру, дачу или же быть мужем, быть отцом, быть хозяином?» И женщинам: «Что вы хотите – иметь мужа, иметь детей, иметь хозяйство, или же быть женой, быть матерью, быть хозяйкой?» Вот в том-то и дело, что иметь или быть. Быть или иметь.

Записала Светлана Скворцова

Комментарии закрыты