Слово архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого)

На 700 лет до Рождества Господа Иисуса Христа святой пророк Исаия предсказывал: «Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил, еже есть сказано: с нами Бог».

Почему этот святой пророк говорил, что нарекут имя Господу Иисусу Христу Эммануил, тогда как Архангел Гавриил, приветствовавший ныне Пресвятую Деву Марию, сказал, что наречет она имя Ему Иисус? Что же это значит? Объяснение этому дает значение имени Эммануил, ибо оно значит: “С нами Бог”.

Все народы христианские, все уверовавшие в Господа Иисуса Христа именуют Его Спасителем, Богом истинным, Который жил с людьми на земле. Этим и оправдалось имя Эммануил, “С нами Бог”, о котором говорил пророк.

Совершилось днесь величайшее таинство спасения нашего, о котором святой апостол Павел говорил: «Беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3:16). Он говорил, что в эту необычайную тайну хотели бы проникнуть святые Ангелы, но и им не дано познать всех глубин ее. Нам ли, слабым, немощным, пытаться проникнуть в нее?
Но мы знаем, что догмат о Богочеловечестве Господа Иисуса Христа, догмат о бессеменном воплощении его от Пресвятой Девы Марии есть основной догмат нашей веры христианской. Ибо если бы мы не верили в то, что Господь Иисус Христос есть истинный Сын Божий, воплотившийся от Пресвятой Девы Марии, то тщетна была бы вера наша.

Мы не знаем всей глубины этой великой тайны, но мы безусловно верим в то, что говорил Сам Господь Иисус Христос о Себе. Господь говорил, что Он Сын Божий, Хлеб, сшедший с Небес. Это мы принимаем всем сердцем своим и не пытаемся постигнуть бездонной глубины тайны явления Бога во плоти. Но все-таки кое-что мы можем понять.

Почему необходимо было воплощение Сына Божия, почему надо было Ему принять плоть человеческую? Потому, что Он спасал нас от смерти вечной, от власти дьявола Крестом Своим, Своими страшными Голгофскими страданиями, самой смертью Своей.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

По правде Божией необходимо было, чтобы Господь Иисус Христос смертию смерть попрал, чтобы воплотился Он в человеческом теле и умер подлинной человеческой смертью. Господь Иисус Христос принес эту страшную жертву для того, чтобы приблизить нас к Богу, сделать нас из людей смертных вечно живущими богочеловеками. Он стал Сам первым Богочеловеком и открыл нам путь к богочеловечеству, к тому, чтобы в нашем обновленном теле мы приобщились к вечной и бесконечной святости Божией, к богочеловечеству.

А если это так, то, конечно, Он не мог этого сделать, оставаясь только Богом. Он должен был стать Богочеловеком, должен был воплотиться от Пресвятой Девы Марии.

Вот то малое понимание, которое доступно нам в этой великой тайне, в которую и Ангелы небесные пытаются проникнуть и не могут. Это событие – воплощение Сына Божия – было так безмерно велико, что должно было быть предвозвещено чудесным образом: явлением Архангела Гавриила Пресвятой Деве Марии, благой вестью о том, что зачнет Она от Духа Святого и родит Сына, Которому наречет имя Иисус. Это благовестие было величайшим из всех благовестий, которые когда-либо слышал род человеческий.

Как же встретила Пресвятая Дева Мария это страшное и дивное видение Архангела? Пришла ли Она в трепет и ужас, что было бы естественно для обыкновенного человека? Нет, Она не пришла в ужас, не пришла в трепет. Пресвятая Дева Мария встретила его спокойно. Она только смутилась необычайностью приветствия Архангела: “Как это святой Архангел говорит мне: “Радуйся, Благодатная”, как это называет он меня благословенной в женах?” Она только смутилась, но не ужаснулась.

Что же это значит?

Почему Пресвятая Дева Мария встретила Архангела совсем не так, как всякий другой человек, – без трепета, без ужаса?

Почему не было смятения в сердце Ее?

Потому что Она сама была святейшей из святых. Явление Ангела потрясает ужасом и смятением всякую темную и грешную душу в силу резкого контраста, возникающего между этой темной душой и небесным светом Ангела, всякий контраст вызывает смятение в душе нашей и волнует ее.

Если среди полной тьмы внезапно сверкнет яркий луч света, мы вздрагиваем от неожиданности из-за контраста между тьмой и светом. Если среди глубокой тишины раздается громкий звук, мы вздрагиваем, и смятение овладевает душой нашей в силу резкого контраста между этим звуком и тишиной. И содрогнулся бы каждый человек, увидя Архангела, ибо его пронзил бы контраст между этим небесным явлением и его грешной душой.

А Пресвятая Дева Мария встретила Архангела совершенно спокойно, ибо не было никакого контраста между Ее святой душой и чистейшим сердцем и ангельским духом и сердцем. Она Сама была “Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим”. Она это глубоко чувствовала в святом своем сердце. Она не могла не сознавать своей святости и величайшей чистоты и потому так спокойно и радостно встретила Архангела Гавриила, который принес Ей необычайную весть о том, что родит Она Сына, Который будет царствовать вовеки над народом, над всем родом Иаковлевым. Пресвятая Дева Мария выразила только совершенно понятное недоумение – Она спросила Архангела: “Как это может быть, когда я мужа не знаю?” И получила дивный ответ от него: “Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышнего осенит Тя”.

Архангел возвестил Ей великую тайну бессеменного рождества Господа нашего Иисуса Христа. Возвестил о том, что даст Ему Бог престол Давида и царству Его не будет конца.
Пророк Давид получил обычную земную власть над народом Израильским. А Господь наш Иисус Христос восприял величайшую власть духовную. Он царствует над миром духовным, Он возглавляет Церковь Свою, о которой сказал, что будет существовать она во веки веков и что врата ада не одолеют ее.

Значит, и ныне среди нас благодатно царствует наш духовный Царь – Господь Иисус Христос, и будет царствовать во веки веков. Как же нам не преклоняться всем сердцем нашим перед Пресвятой Девой, которая стала орудием такой великой тайны Божией, которая чистотой своей и святостью послужила великому делу воплощения Господа Иисуса Христа? Как же не называть ее нам “Честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим”? Разве Мать Самого Царя Небесного не выше всех Его слуг? Ибо Архангелы, Серафимы и Херувимы – это слуги Божии. Неужели же Мать Господа нашего Иисуса Христа не должна быть поставлена нами выше всех сил Небесных?

Конечно, да. Конечно, должны мы почитать Ее всем сердцем и считать своей Небесной Матерью. Конечно, должны мы исполнять то слово Ее, которое слышите вы на каждой утрени в той святой песне, которую воспела Она Елисавете, матери Предтечи Господня: “Яко призре на смирение рабы Своея, се бо отныне ублажат Мя все роди”. Мы все, православные христиане, глубоко чтим Пресвятую Деву Марию, мы ублажаем Ее по Ее святому слову. А сектанты не участвуют в этой хвале Пресвятой Богородицы. Они совершенно отвергают почитание Пресвятой Девы Марии; они говорят, что Она только благочестивая женщина, как и многие другие, и осуждают нас за то, что возносим мы к Ней молитвы наши, осуждают за то, что мы, обращаясь к Ней, говорим: “Пресвятая Богородица, спаси нас”.

Они говорят: “Как это можно искать спасения у благочестивой женщины? Один у нас Спаситель – Господь Иисус Христос, один Он нас спасает, и больше нет других спасителей”.
Что же, верно ли это?

Верно ли то, что мы прибегаем к Пресвятой Деве Марии, прося ее о спасении нашем, и обращаемся к Ней точно так, как к Самому Спасителю нашему Господу Иисусу Христу?
Совсем не верно.

Мы обращаемся к ней как к Заступнице нашей. Мы знаем, что мир спасла не Она, а Ее Божественный Сын Крестом Своим. Но мы знаем, что Она помогает нам своими молитвами перед Сыном Своим. Мы просим молитв Ее, которые так сильны перед Ним.

Святой апостол Павел о себе говорил: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22). Обращаясь к апостолу Тимофею, он говорил: «Вникай в себя и в учение… ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим. 4:16). Вы видите, что себя и апостола Тимофея святой апостол Павел считал способными спасать людей.
Как же они спасают нас? Так же, как и Пресвятая Богородица,– своими молитвами, своим учением, своей близостью к Господу Иисусу Христу.

Если люди, хотя и апостолы, могут нас спасать, то почему же Матерь Божия не может? Она Заступница наша, общая благодатная Мать всего рода христианского. А потому мы и взываем к ней: “Пресвятая Богородица, спаси нас”.

7 апреля 1945 г.

Комментарии закрыты