О деятельности в России Благотворительного фонда великой княгини Ольги Александровны.

Весьма непросто составить небольшой рассказ о милосердии, если речь идет о более чем 25-летней деятельности в России Благотворительного фонда великой княгини Ольги Александровны. И не только потому, что объем проделанной Фондом работы удивляет. Он заставляет вспомнить забытый нами порядок и образ христианской благотворительности, оценить меру совпадения последовательной и деятельно милосердной позиции его Учредителей с христианским опытом и традициями русской государственности императорской России.

Свою благотворительную работу в России на протяжении более чем 25 лет Фонд организовал и ведет до сих пор в соответствии с тем идеалом милосердия, который в делах своих исходит не из «разделения ради власти», а из единства духовного и материального начал жизни, восходит к христианским истинам воспитания и просвещения, а в своей деятельности видит их реальное осуществление. Это политика во имя жизни и ее благих начал. Она опровергает политические расчеты, основанные на разделе собственности в пользу отдельных слоев или классов именно потому, что заботится о сохранении общего блага жизни. И благотворительность находит среди остальных христианских идеалов свое разумное место и нравственное оправдание. 

Нельзя не видеть, что этот идеал милосердия противоречит целям политических элит ХХ века, взращенных на протестах, войнах и революциях и поставивших во главу угла символы национального или социального эгоизма, экономическую и политическую конкуренцию или идеи конвергенции, разрушительные итоги которых видны во всех сферах современной политики и жизни. 

Благотворительный фонд великой княгини Ольги Александровны был создан и учрежден сначала в Канаде, в Торонто, в ноябре 1991 г. в память о великой княгине Ольге Александровне (1882–1960), младшей дочери государя Александра III – последней великой княгини династии Романовых. Фонд создавался трудами старшего сына великой княгини Тихона Николаевича Куликовского-Романова (1917–1993) и его супруги Ольги Николаевны Куликовской-Романовой (1926–2020). Мотивом создания Благотворительного фонда ее имени было желание всех, кто знал и помнил Ольгу Александровну, учредить в Канаде и России общественную организацию, деятельность которой помогла бы восстановить истину о государственном наследии императорской России, сохранить образ великой княгини Ольги Александровны, познакомить Россию с ее художественным творчеством, продолжить делами и вновь утвердить в России традиции русской благотворительности. 

Ее Императорское Высочество великая княгиня Ольга Александровна, дореволюционные фотографии

Ее Императорское Высочество великая княгиня Ольга Александровна, дореволюционные фотографии

Будучи младшей дочерью государя Александра III и обладая высоким титулом великой княгини, Ольга Александровна была воспитана в них с самого детства. Ее жизненный путь и личная судьба были неразрывно связаны с благотворительностью и заботой о ближних. До революции она организовывала благотворительные художественные выставки, лично знала и помогала многим русским художникам-акварелистам; в Воронежской губернии основала больницу и учредила школу для крестьянских детей, построила там сахарный завод; во время Первой мировой войны организовала прифронтовой госпиталь. Освоила навыки сестры милосердия, выносила солдат и офицеров из окопов, была награждена воинскими наградами. 

Но истинным ее призванием было призвание художницы, она рисовала с детства и не расставалась с карандашом и кистью даже во время войны, в госпитале, среди раненых и изувеченных войной солдат. Возможно, самые первые в России зарисовки и рисунки на медицинские темы принадлежат именно ей. Не оставляла она милосердной и благотворительной работы и пребывая в вынужденной эмиграции. Многие из русских эмигрантов, оказавшиеся в самых трудных и безнадежных ситуациях, прибегали к ее помощи и заступничеству. При всех обстоятельствах она сохраняла единство твердого ума, милосердия и чувства красоты, оставаясь верной своим религиозным чувствам: заповеди Христа были для нее оплотом спасения и веры в жизнь вечную. 

Супружеская чета Куликовских-Романовых

Супружеская чета Куликовских-Романовых

Успешность деятельности в России Благотворительного фонда великой княгини Ольги Александровны, активно начавшего действовать в России с 1992 г., во многом была обусловлена памятью о ее милосердном служении. И эта личная память была даже чем-то большим, чем общезначимая традиция. Фонд опирался, – особенно в начале своей деятельности, – на поразительный реализм милосердия, воплощенный Ольгой Александровной в своей жизни. 

Еще в Канаде, когда идея создания Благотворительного фонда только зарождалась, ее имя и образ, полный христианской веры и деятельного милосердия, чете Куликовских-Романовых казался уже не «эхом прошлого», но на фоне торжеств – 1000-летия Крещения Руси, которые в среде русской эмиграции обсуждали, – олицетворением их памяти о России и надеждой на ее возрождение. 

В основу создания Фонда во имя великой княгини Ольги Александровны была положена идея сотрудничества в пользу обездоленных людей и в память о традициях русской благотворительности как начал жизненного и религиозного служения. Эта идея объединяла людей с разным уровнем материального достатка и образования, различным опытом и душевным складом. Но каждый был открыт стремлению возродить в современной России, испытывающей на себе новые противоречивые реформы, тот стержень благотворительности, который удерживает в обществе христианский идеал хозяйственной этики в его отношениях к земле, богатству и порядку народной жизни. 

Создание Благотворительного фонда в этом отношении никак не могло быть предприятием коммерческим, выстроенным по принципу «благотворительной коммерции», опыт которой был широко распространен в Англии в послевоенное время, а в 1990-е гг., в период постсоветских экономических реформ, был реализован и в России множеством западных фирм, гуманитарных фондов и религиозных организаций. Хорошо известно, что эти благотворительные расчеты нередко касались самоутверждения в политических правах и экономических выгодах, а риторика обосновывала исключительность их положения и возможностей. Для самих восприемников материальной помощи в те трудные и «лихие» годы она ограничивалось кратковременным эффектом, который, тем не менее, даже технически трудно представить истинным милосердием, связанным с традициями или представлениями о христианских идеалах общежития.

Ольга Николаевна Куликовская-Романова на выставке акварелей Ольги Александровны в Москве. В глубине – портрет Тихона Николаевича в молодости

Ольга Николаевна Куликовская-Романова на выставке акварелей Ольги Александровны в Москве. В глубине – портрет Тихона Николаевича в молодости

Миссия Благотворительного фонда великой княгини Ольги Александровны была иной, ее источниками была не социальная коммерция, а необходимая в тех условиях долговременная нравственная и материальная польза нуждающимся людям и учреждениям социального призрения, как по старинке называла их председатель Фонда Ольга Николаевна Куликовская-Романова, часто посещавшая во время своей благотворительной работы в России сиротские приюты и дома для престарелых или приезжавшая в отдаленные церковные приходы, которые на последние средства организовывали помощь и поддержку нуждающимся семьям, заброшенным детям или одиноким матерям. 

Эта личная сопричастность жизни и судьбам простых людей, которой в своей благотворительной работе руководствовались и руководство Фонда, и все его сотрудники, была не публичным пиаром, но убеждением и верностью христианской благотворительной традиции. В условиях 1990-х гг., при ослаблении позиций государства она становилась едва заметным напоминанием о милосердии, о забытых в России началах общественно-церковного служения. Это была трудная работа, встречавшая препятствия, непонимание или недоверие и со стороны властей, и от руководства постсоветских социальных учреждений, а порой и от самих людей, которым была адресована. 

Эти трудности дел благотворительности в современной России были предсказуемы. Тогда их нельзя было оценивать иначе, как результат целой системы предубеждений, имевшей глубокие корни в социальной истории революции и в особенном характере утверждения советской власти, которая сразу упразднила земства как органы самоуправления, инициативы благотворительности объявила лицемерием и агрессивной пропагандой стремилась изменить христианское мировоззрение русских людей.   

Поэтому началу работы Фонда великой княгини Ольги Александровны в России предшествовал подготовительный период, завершившийся созданием «Программы помощи России». Эта программа была детально продумана старшим сыном великой княгини Ольги Александровны Тихоном Николаевичем Куликовским-Романовым. Замысел ее не сводился к простому техническому перечню благотворительных дел, обеспеченных пожертвованиями и взносами. 

«Программа помощи России» была разработана им как благотворительная программа долговременной целенаправленной и адресной помощи русским людям, оказавшимся в наиболее уязвимом положении, – после распада СССР и перед лицом экономических реформ 1990-х гг., осуществляемых в пользу бюрократии и советских чинов. У программы была своя четкая платформа: ее содержание опиралось на этически оправданные действия и достижение их общего благого результата. Она имела целью возрождение в России образцов христианской жизни и общественно-церковного служения, без которых милосердие теряет всю свою «соль земли». 

Предусматривалось, что помощь обездоленным людям это – не «единовременная помощь», как принято у нас говорить, это – долг и служение ради поддержки их жизненных прав и правды общей жизни. Только в этом случае милосердие из далекой и кажущейся утопичной евангельской нормы преображается в служение и обеспечение разумного распределения пожертвований, оборачивается практическими делами и исполнением их во имя Христа Спасителя. Обездоленность русских людей в 1990-е гг. включала в себя не только материальные, но и психологические беды и лишения, поэтому важно было изменить этот исторически сложившийся в России вектор «шоковой терапии», повлиять на него и восстановить практические смыслы забытых традиций русской благотворительности и милосердия. 

Лучше, чем многим другим, Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову, как сыну великой княгини Ольги Александровны и члену династии Романовых, было известно, что в Российской Империи эти традиции складывались благодаря правилам христианского милосердия. Они хранили представления об обязательной адресности благотворительных дел, формировали начала социальной организованности русского мiра, полагая конкретную цель оказывать помощь бедным и незащищенным слоям населения «без различия пола, возраста и вероисповедания при всех проявлениях их нужд от младенческого возраста до глубокой старости не только раздавать милостыню, но доставлять бедным и другие вспоможения и особенно стараться выводить из состояния нищеты тех, кои трудами своими и промышленностью пропитывать себя могут», как говорилось в уставе «Императорского человеколюбивого общества», основанного еще в 1802 г. Императором Александром I и прекратившего свою деятельность в 1918 г. 

Все это складывалось в традицию милосердия, поддерживалось Православной Церковью, а деяния благотворительности одобрялись государством, воспитывая в людях христианские начала общежития – понятие о справедливо должном воздаянии, доброту, любовь к отчизне, веру и самоотверженность. Русская традиция благотворительности и милосердия не была анонимной, но была связана и с царским родом Романовых, и с общественно-церковными деятелями, и с купеческим сословием, и со старообрядческими общинами и предприятиями, и с деятелями земскими – врачами, учителями, учеными. 

Полный объем этого реального опыта милосердия восстановить в конце ХХ века, к исходу коммунистической эпохи, было трудно, но надо было с чего-то начинать. Фонд великой княгини Ольги Александровны призвал жертвователей и добровольных сотрудников в своих действиях руководствоваться евангельскими заповедями, чтить и исполнять память и правду царского рода Романовых. Правду, скрытую множеством произвольных, богоборческих и революционных мифов, глубоко несправедливых по отношению к России, искажающих истины русской социальной истории и отрицающих сложившуюся в русском мире этику хозяйственной жизни.

На протяжении более чем четверти века Фонд действовал в России в русле «Программы помощи России», разработанной Тихоном Николаевичем Куликовским-Романовым. Самому Тихону Николаевичу не было суждено приехать в Россию, его внезапная кончина в 1993 г. оборвала такие планы. Фонд возглавила и руководила им до своей кончины в мае 2020 г. его супруга и вдова Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Она не только пользовалась полнотой доверия своего супруга, но своим талантом, опытом и последовательными практическими делами реализовала все направления благотворительности, разработанные в программе. Актуальность их только возрастала по мере осознания того, что крушение социализма обернулось новыми испытаниями для русского национального самосознания. И благотворительные инициативы Фонда не исчерпывались одной материальной помощью. Они распространились на просветительскую, историко-архивную и общественно-церковную деятельность, которую вела в России Ольга Николаевна Куликовская-Романова.

Было немало трудностей, но уже первое десятилетие дало ощутимые результаты работы Фонда. Благотворительная работа в первое десятилетие была организована вокруг насущных проблем и потребностей социальных учреждений России – больниц и госпиталей, домов престарелых и инвалидов, приютов для сирот, детских домов. Первые благотворительные дела Фонда великой княгини в России потребовали от его руководства организации и разумного распределения материальных, финансовых, информационных ресурсов и средств. А от его добровольных сотрудников и помощников – заинтересованности и внимания, полной самоотдачи сил, самоотверженности и умения преодолевать трудности. Ольга Николаевна Куликовская-Романова как руководитель Фонда в России знакомилась с руководством госучреждений социальной сферы, разговаривала с администрацией больниц и госпиталей, которые остро нуждались в то время в медикаментах и больничном оборудовании. 

В Канаде вместе со своей дочерью Татьяной и канадскими сотрудниками Фонда она вела переговоры с организациями, готовыми передать в качестве пожертвования лекарства или медицинское оборудование, продуктовые наборы или школьные принадлежности и пособия, которые предназначались для воскресных школ и церковных приходов. Далее следовала работа по доставке пожертвованной помощи в Россию, требовавшая организационных и финансовых затрат, а затем – ее справедливое распределение в Москве и доставка до места назначения. 

Не утомляя подробностями, скажу, что долговременная стратегия благотворительной работы Фонда себя оправдала полностью. В Россию в течение многих лет регулярно доставлялись контейнеры с востребованным набором медицинского инвентаря и лекарств, оборудования. Фонд заботился о конкретных нуждах лечебного дела в России, частично покрывая имеющийся дефицит. Больницы и госпитали в Москве и Санкт-Петербурге, Костроме и Костромской области, в Курске и Железногорске, в Сибири и Краснодарском крае благодаря этой помощи могли продолжать свою работу в то крайне непростое время. 

В дальнейшем контакты Ольги Николаевны с медицинским сообществом укреплялись: ее, как благотворителя, оценивающего ситуацию не с чужих слов, приглашали на конференции и совещания, делились информацией о проблемах излечения детей с серьезными заболеваниями и физическими изменениями. Это был уже более широкий круг благотворительной работы, и он тесно соприкасался с простыми истинами милосердия, развивая потенциал профессиональной медико-психологической работы с пациентами. 

Заслуживают внимания благотворительные инициативы Фонда, которые были связаны с просветительской и историко-архивной работой и собирали вокруг своих задач подвижников исторической России – ученых-историков и деятелей казачьего движения, правоведов, профессиональных военных и военных историков, художников, философов, историков искусства и многих других неравнодушных людей, не назначающих, а ищущих цену революции и истины русской истории. 

Эти инициативы пользовались особым интересом и вниманием, но и реализовать их было особенно трудно, поскольку в 1990-е гг. династия Романовых во многих кругах пользовалась вниманием, цели которого зависели от конъюнктуры текущих политических событий. Между тем просветительская и историко-архивная часть «Программы помощи России» была рассчитана в пользу восстановления исторического самосознания русских людей и во имя сохранения органических сил развития России, во многом расщепленных опытом и трагедиями ХХ века. 

Просветительская часть деятельности Фонда тесно соприкасалась с династической историей рода Романовых, семьей великой княгини Ольги Александровны, ее художественным наследием, о котором знали музеи и коллекционеры в Европе, но оно оставалось совершенно неизвестным в России. Не менее важными, исторически коренными задачами оставались для Фонда задачи церковного прославления царской семьи и расследования обстоятельств екатеринбургского убийства государя Николая II, всех членов его семьи и верных слуг в июле 1918 г. 

Поездки Ольги Николаевны Куликовской-Романовой в Кострому и Екатеринбург, ее встречи и беседы со Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II и владыкой Иоанном (Снычевым), митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским, беседы в Екатеринбурге в 1992 г. с владыкой Мелхиседеком, архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским, после которых он объявил членов царской семьи местночтимыми святыми, положил начало церковному обсуждению всех аспектов и обстоятельств в вопросе прославления царской семьи. 

Милосердный смысл инициатив Благотворительного фонда, всех переговоров и бесед, которые вела Ольга Николаевна и в которых затрагивалась тема царской семьи, на фоне остроты политического противостояния вокруг «екатеринбургских останков» только кажется незаметным. В реальности он объясним и достоин наблюдения, за которым кроется истинный корень силы и свободы слова: «Молчащий в правом деле подобен кричащему в деле несправедливом». Инициативы Фонда противостояли обманам и ложным образам антиисторической пропаганды. 

Это сильная позиция, восходящая к основам правосознания русского мира. Она обосновывает необходимость утверждения правды об обстоятельствах екатеринбургского преступления на государственном уровне. Она обращена к народным силам, воспринята и поддержана Церковью и сводится, в конечном итоге, к милосердному убеждению, понятному всем: «справедливость и мертвого воскресит». И речь идет о сегодняшнем состоянии народной жизни, ее исторической памяти и отношений справедливости. Но правда о правлении государя Николая II и судьбе царской семьи противостоит пропаганде ложных образов истории. И этой правды опасаются: она преподает горькие уроки и точно обозначает переворот мировоззрения, который в корне изменял ориентиры социального идеала и хозяйственной жизни русского мiра. 

Однако не случайно правду сопоставляют с долгом и честью, а за милосердием признают силу, способную защитить беззащитное. Деятельность Фонда, статус и позиция его руководства обращали на себя внимание и оправдывали простую истину о том, что смысл и цели истории не исчерпываются революционной волей, мирским эгоизмом и иллюзиями безбожной свободы. Благотворительные инициативы Фонда вдохновляли на проведение царских дней в Екатеринбурге и крестных ходов к Ганиной Яме, в которых сама Ольга Николаевна Куликовская-Романова всегда принимала участие и которые постепенно переросли в традицию, ежегодно собирающую людей со всех концов России. Все это похоже на новый пунктир истории, и он постепенно меняет ее вектор. 

Живая искренность христианской благотворительности, оперативность оказываемой Благотворительным фондом великой княгини Ольги Александровны помощи, обаяние Ольги Николаевны, ее практический опыт и содействие ее ближайших сотрудников побуждали людей к делам и благотворительным начинаниям. Примером может служить очень быстро собранные в России средства на помощь Валааму и Соловкам, в трудные зимние месяцы оставшимся без запасов топлива. И это только один пример, а полный перечень всех дел и благотворительных начинаний Фонда занял бы не одну страницу текста. 

Сердцевиной этой благотворительной и историко-архивной работы была не только общественно-церковная деятельность Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, но и выставки художественных работ великой княгини Ольги Александровны, которые в России начали свое триумфальное шествие с выставки, организованной Фондом в 2002 г. под патронажем Министерства культуры Российской Федерации в Школе акварели Сергея Андрияки. В дальнейшем с художественным наследием великой княгини знакомились жители Екатеринбурга, Тюмени, Сургута, Ярославля и Костромы и многих других городов. Искусство великой княгини было представлено и в залах крупнейших музеев России – в Третьяковской галерее и Русском музее, в Михайловском замке Санкт-Петербурга и в залах Царицыно в Москве. 

Специально к выставкам были изданы каталоги художественных работ великой княгини Ольги Александровны, открытки с изображением ее акварелей. К настоящему времени все они являются уже раритетом. Ольга Николаевна в рамках каждой выставки не уставала выступать с лекциями о жизни и творчестве своей августейшей свекрови, которую она чтила и почитала с великой благодарностью, отдавая дань ее светлому образу, ее творчеству и той милосердной благотворительной работе, которая стала путеводной звездой для всей деятельности в России Благотворительного фонда, созданного в память о ней и всей истории царского рода Романовых 

Ирина Николаева, философ, член Общества Русско-Сербской дружбы

Комментарии закрыты