24 ноября 1730 г. родился великий русский полководец Александр Васильевич Суворов.

XVIII век был на исходе. В то время в России царствовал Павел I, установивший новые порядки. Суворов открыто выступал против перемен в армии, и за смелые и правдивые речи царь повелел сослать его в деревню – в село Кончанское. Суворов оказался в опале. Два года прожил он в ссылке, но вот однажды – 6 февраля 1799 г. – к Суворову прибыл посланник с письмом от Павла I: «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться, виноватого Бог простит. Римский император требует Вас в начальники своей армии и вручает Вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на сие согласиться, а Ваше – спасти их!»

Великий полководец, забыв все обиды, ответил: «Тотчас упаду к стопам Вашего Императорского Величества».

Вскоре Суворов выехал в Вену, австрийскую столицу, и созвал военный совет. Австрийцы разложили карты и показали свой план:
– Воевать будем не спеша! Наступать медленно. Наш маневр – осторожность.
Суворов перечеркнул план австрийцев и сказал:
– Быстрота и натиск – вот мой маневр! Трубите поход, господа генералы!
Поскакали в Россию, в Петербург, гонцы. Не успевал один передать весть о победе Суворова, как следом скакал уже другой…
– Суворов взял крепость Брешию!
– Суворов выбил французов из города Бассано!
– Освободил Милан!
– Взял Турин!

Александр Васильевич Суворов 1799 год

Александр Васильевич Суворов 1799 год

За четыре месяца Суворов освободил всю Италию. Знаменитый поход закончился. Союзники под командованием Суворова выиграли 10 сражений, взяли 80 тыс. пленных и покорили 25 крепостей. Разгромленная французская армия отступала, бросая оружие и знамена.

Однако австрийцы требовали новых побед, и Павел повелел: «Суворову освободить от французов Швейцарию!» А сами австрийцы предали Суворова – они решили не рисковать и отвести свои войска.

Всю ночь просидел Суворов над картой нового похода. На карте – высокие горы Альпы, ущелья, пропасти. А дорог нет. Наутро Суворов приказал полкам подниматься в горы. В сентябре в Альпах – дожди и туманы. Реки вздуваются, грохочут камнями по дну ущелья. Никто не ожидал, что суворовская армия будет двигаться через труднодоступные перевалы.

Все выше поднимались русские солдаты. Тянули на веревках пушки, лошадей, обозы, провиант. На каждом шагу в этом царстве ужаса – зияющие пропасти. Мрачные ночи, непрерывные раскаты грома, ливни, дожди и густой туман, грохот водопадов с низвергающимися камнями – вот что пришлось преодолеть армии Суворова в те страшные дни.

Переход Суворова через Альпы

Переход Суворова через Альпы

Суворов шел стремительно. И вот впереди между вершинами гор опасный перевал Сен-Готард. Суворов решил атаковать, применяя новую тактику ведения горной войны. На штурм русские шли тремя колоннами, сокрушая врага с разных сторон.

Вжимаясь в камни, ползли вверх суворовские солдаты по отвесным склонам Альп. Все круче гора, и ночь уже приближалась. Вспышки выстрелов – словно огненные иглы. Две атаки отбили французы. Немало полегло русских солдат. В третью атаку поднимает Суворов солдат: «Ребятушки! Или мы не русские? Ударим в штыки!»

Обошли французов слева, во фланг ударили. И наконец первая победа в горах – взят перевал Сен-Готард!

За перевалом – новое испытание: дорога уперлась в неприступные, отвесные скалы. У подножия скал – черная дыра. Тоннель. В тоннеле у французов – пушки. Суворов видит: прямой атакой не возьмешь. Два отряда мушкетеров Суворов послал в обход. Пошли мушкетеры через реку вброд. Привязались один к другому поясами. Одолели бешеную горную реку. Загрохотали за горой мушкеты. Значит, отыскали мушкетеры выход из тоннеля, ударили по французам, где не ждали… Захватили русские тоннель и пушку отбили.

Но дальше – еще хуже: ущелье, пропасть. А над пропастью – знаменитый Чертов мост, узкий, на огромной высоте. Вброд – и думать нечего! Атаковать? Но одна арка моста разрушена, а на той стороне, за скалами, притаились французские стрелки.

На перевале Сен-Готард

На перевале Сен-Готард

Суворов приказал разобрать избу, стоящую неподалеку, и чинить мост. Но как укрепить бревна?

Разобрали избу, перекинули бревна через обрыв. Славный майор князь Мещерский первым связал бревна своим офицерским шарфом. Его примеру последовали многие. Бревна тяжелые, солдаты лежа толкали их вперед, перевязывая чем было. Головы не поднять – пули так и свистят. Поднялись – снова огонь.

Французы дали залп. Крики, пороховой дым… Но русские уже густо облепили мост, под пулями прорываясь вперед, волной внеслись на мост, хлынули и разом обрушились на ту сторону моста. Не выдержали французы удара, разбежались и отступили. Суворовские войска прошли через Чертов мост.

Полки Суворова спустились в Мутенскую долину. А здесь – новая опасность: свежая и сильная армия под командованием генерала Массены. Численность французской армии вчетверо больше суворовской. Генерал Массена бросил Суворову вызов, поклявшись взять его в плен.

Русское войско было в смертельной опасности – в каменном мешке. Никогда еще армия не была в таком гибельном положении. Суворов созвал военный совет. Его слова вошли в историю России: «У Массены свыше 60 тысяч, а у нас нет и 20-ти. Идти назад – стыд! Это значило бы отступать, а русские и я никогда не отступали!.. Мы окружены горами! Мы в горах! У нас осталось мало сухарей! А менее того – боевых артиллерийских зарядов и ружейных патронов. Мы будем окружены врагом сильным, возгордившимся победой… победой, устроенной коварной изменой!.. Нет, это уже не измена! Это предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь нам ожидать не от кого! Одна надежда на Бога, другая – на величайшую храбрость и величайшую самоотверженность войск. Это одно остается нам. Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти!.. Но мы русские! Спасите! Спасите честь и достоинство России и ее Государя!»

Никто не мог вымолвить ни слова. Только растроганный генерал Дерфельден сказал от имени армии:
– Вся армия от рядового до генерала пойдет туда, куда ты их поведешь! Мы победим или умрем! Мы твои, отец, мы русские!
– Благодарю, – ответил Суворов. – Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Благодарю, спасибо, разобьем врага! И будет победа!

У Суворова уже был план. Он наклонился над картой и стал диктовать диспозицию.

Русские первыми бросились в атаку. Огромной, грозной лавиной накрыли русские солдаты французов. Не ожидали французы такого натиска, дрогнули и побежали. Генерал Массена пытался остановить бегущих, замешкался и не заметил, как замелькали кругом русские мундиры. Упал под Массеной конь, и сам генерал едва спасся – ускакал на чужом коне.

Бой на Чертовом мосту

Бой на Чертовом мосту

Но еще одно, последнее, испытание ждало Суворова в Альпах – заснеженный хребет Паникс. За хребтом – дорога домой, в Россию… И другого пути не было: окружая Суворова со всех сторон, стягивались новые французские полки. И Суворов пошел на Паникс. Это был последний, самый тяжелый горный переход.

Войска шли через перевал по глубокому снегу, в густом тумане, при снегопаде и сильном ветре. Вьюга заметала следы идущих впереди. В трех шагах ничего не было видно. Срывались камни. Срывались с обрывов люди. С диким ржанием падали в бездну лошади. Но за одну ночь войска поднялись на Паникс… Люди оказались крепче железа. И выстояли.

А на вершине солдаты увидели: с другой стороны хребта спуска нет. Есть ледяной обрыв. Что делать? Суворовские солдаты решились: прижимая к себе ружья и хватаясь один за другого, покатились вниз… Некоторые погибли, но уцелевшие спаслись.

Так, армия Суворова, преодолев неприступный хребет Паникс, с честью вышла из окружения. Это был последний подвиг Суворова во славу Родины.

За Швейцарскую кампанию Суворов был удостоен звания генералиссимуса. Император Павел написал Суворову такие слова: «Александр Васильевич! Один Бог может наградить Вас за то, что Вы сделали! Нет земных наград, достойных вашей храбрости и искусства».

Текст Олега Орлова в переложении для детей Елены Бабенко

Рассказ о великом русском полководце Александре Васильевиче Суворове вошел в сборник «Для мужественных и смелых», который увидел свет в издательстве «Покров».

Комментарии закрыты